§ 13. Древняя Русь в системе международных отношений

§ 13. Древняя Русь в системе международных отношений

Давайте вспомним
Соседние страны, окружавшие Древнюю Русь. Покажите их на карте
Попробуйте
Определить основные внешнеполитические угрозы, с которыми приходилось бороться русским князьям
Особенности геополитического положения Древнерусского государства
Древняя Русь с самого момента создания своей государственности играла значительную роль в европейской и мировой истории, была активным субъектом международных отношений. Это во многом обусловливалось её геополитическим положением. Соседями Древнерусского государства стали католическая Европа, православная Византия, мусульманский Восток, мир степных кочевников. Большое значение имели и особенности местности, в которой формировалась и развивалась российская государственность: её обширность, равнинный характер, открытость, отсутствие естественных границ. С одной стороны, это не позволяло изолироваться от внешнего мира и сконцентрироваться на определённой неизменной территории. Границы Русского государства на всём протяжении его истории постоянно менялись. С другой стороны, эти же обстоятельства делали российские территории привлекательными для вторжений со стороны как западных, так и восточных соседей.
Геополитическая ситуация на южных границах Древнерусского государства
В период существования Древнерусского государства его южная граница, проходящая в основном по линии распространения лесов, оставалась всё время в подвижном состоянии.
В IX в. наиболее опасным противником Руси был Хазарский каганат. Почти двухсотлетний период русско-хазарских взаимоотношений характеризовался частыми военными столкновениями. Очевидно, это связано с тем, что Древнерусское государство возникло во многом как ответ на хазарскую угрозу. Освобождение Олегом от хазарской зависимости полян, северян и радимичей, по сути дела, вылилось в русско-хазарскую войну. И в дальнейшем взаимоотношения Руси и Хазарии были также далеки от мирных. В 964—965 гг. князь Святослав нанёс решающий удар по Хазарскому каганату, после которого это государство так и не смогло оправиться и вскоре перестало существовать.
Падение Хазарского каганата открывало дорогу в причерноморские степи ордам кочевых народов. Так, обосновавшихся в конце IX в. печенегов в середине XI в. оттеснили тор- ки, которые в свою очередь вскоре были сметены неизмеримо более сильными и многочисленными половцами. Половцы владели степями почти полтораста лет и никогда не оставляли в покое южные границы Руси.
Фактически Русь находилась в состоянии перманентной войны с кочевниками. При этом военные действия носили хоть и скоротечный, но крайне опустошительный характер.
Основным приёмом кочевников был стремительный набег с целью угона скота и пленения населения. Выполнив эту задачу, они мгновенно откатывались в степь. Русские княжеские дружины могли отбить добычу, лишь совершив мгновенный манёвр, преследуя противника до степной границы. Преследование вглубь степи было рискованным делом. В то же время предсказать следующий набег не представлялось никакой возможности, он мог повториться и через два месяца, и спустя два-три года — всё зависело от самых непредвиденных обстоятельств.
Даже когда русские князья время от времени совершали объединённые походы против кочевников, преследуя их в глубине степей, «война» ограничивалась одной-двумя локальными битвами. В случае решительной победы русских дружин заключался мир, который мог сохраняться в течение нескольких лет. При поражении или отсутствии убедительной победы новый набег мог последовать в любой момент.
Известны и факты союзнических отношений Руси с отдельными кочевыми племенами. Например, печенежские отряды принимали участие в русских походах против Византии в 944 и 970 гг.
Закрепление в южных степях половцев, закрывших для Руси выходы к Чёрному морю, потребовало изменений внешнеполитической тактики. Периоды войн чередовались союзническими договорами, большое распространение получали династические браки. Достаточно быстро на Руси создаются смешанные русско-половецкие родственные кланы и княжеско- ханские семейства. Князья в борьбе друг с другом нередко обращались к помощи половцев.
В период политической раздробленности практически каждое княжество было совершенно самостоятельно не только во внутренних, но и во внешнеполитических делах. При этом в каждом княжестве формировались местные внешнеполитические приоритеты (ещё раз прочитайте отрывок из работы М.К. Любавского, помещённый в § 8). Даже общий враг — половцы — не всегда мог встретить объединённый отпор всех русских княжеств. Возникшему в конце XI в. призыву «воевать за землю Русьскую» противостояли теперь прагматические местные интересы. Весьма характерной стала ситуация, когда признавалось, что «хотя поганые всем нам общий враг», в ответ выдвигалась целая система аргументов:
«не покушайся на них, когда у тебя мало сил» (совет дружины своему князю);
«не можем свои земли пусты оставити» (ответ ряда князей великим князьям, призывающим к общему походу);
Победа русских князей во главе с Владимиром Мономахом над половцами в 1107 г. Миниатюра из Радзивилловской летописи.
«не пойдём дальше границ своей земли: зачем искать врага далеко и в другом месте»;
«не здоровлю» (в качестве предлога для отказа от общего похода на половцев);
«бо и поганые надобны Руси» (в качестве будущих союзников в борьбе с венграми и поляками, при спорах с соседями, в качестве военных наёмников и помощников, когда нет собственных сил).
Русско-византийские отношения
Важным направлением внешней политики Древней Руси были отношения с Византией, крупнейшей мировой державой того времени, наследницей античных традиций.
Впервые столица Византии подверглась нападению ру- сов в июне 860 г. Историки не могут найти однозначный ответ, откуда прибыли эти русы, но большинство склоняется к тому, что это были воины под предводительством киевского князя. При этом единодушно отмечается, что время нападения на Константинополь было выбрано очень удачно. Накануне император Михаил вывел 40-тысячное войско из столицы в глубь Малой Азии на борьбу с арабами, а почти весь военный флот был послан к острову Крит для борьбы с пиратами, грабившими византийские торговые суда в Средиземном море. К тому же гигантская железная цепь (на многочисленных поплавках), преграждавшая путь кораблям в бухту Золотой Рог, почему-то не была натянута. Всё это даёт основание считать, что перед походом русы не только сумели собрать важную политическую и военную информацию, но и имели сообщников в византийской столице.
Византийские источники сообщают, что враг разграбил и опустошил все окрестности Константинополя на 100 км. Была предпринята безрезультативная попытка штурмом овладеть городом. Затем русы перешли к осаде, продолжавшейся неделю. Вероятно, князь и его воеводы, убедившись в невозможности преодолеть могучие константинопольские стены, согласились на переговоры, результатом которых стало заключение 25 июня 860 г. договора «мира и любви» между Византией и Русью. Отечественные историки придают этим событиям чрезвычайно важное значение, рассматривая договор как факт официального признания Руси могучей Византийской империей, что можно трактовать как свидетельство существования русской, восточнославянской государственности, а день 25 июня можно считать официальной датой возникновения российской государственности.
А.Н. Сахаров трактует этот договор как общеполитическое соглашение, «которое прекращало состояние войны между двумя государствами, декларировало между ними «мир и любовь», что во многих других аналогичных случаях имело в виду уплату Византией ежегодной дани недавнему противнику, регулярный допуск в империю посольств и купечества, т. е. предоставление обычных привилегий русам».
Тем не менее в начале X в. русско-византийские отношения вновь обострились. А.Н. Сахаров высказал предположение, что Византия, «воспользовавшись междоусобицей на Руси, падением старой княжеской династии в Киеве, появлением на киевском престоле нового правителя, затяжными войнами Олега с окрестными племенами и хазарами», отказалась «соблюдать наиболее обременительное для неё условие договора
60-х гг. IX в. — платить дань. Рухнула сама основа политического договора о «мире и дружбе». Это и вынудило князя Олега совершить в 907 г. грандиозный поход на Константинополь. Греки запросили мира. Начались переговоры об условиях мирного договора. Центральными пунктами договора стали финансовые проблемы. Византия обязывалась выплатить Руси единовременную денежную контрибуцию, а затем выплачивать регулярную ежегодную дань. Кроме того, Олег добился весьма выгодных условий для русского купечества.
В 911 г. Олег подтвердил мирный договор с Византией. Историки подчёркивают, что это был первый в Восточной Европе развёрнутый письменный договор с Византией, в котором определялись экономические, политические и юридические аспекты взаимоотношений между двумя странами.
И в последующее время периоды военной конфронтации сменялись более или менее длительными периодами мирных отношений.
Из хроники событий 941 — Неудачный поход князя Игоря на Царьград.
944 — Второй поход князя Игоря на Константинополь. Заключение перемирия и мирного договора с Византией.
957 — Поездка княгини Ольги в Константинополь, принятие ею христианства.
968    — Военный союз князя Святослава с Византией, поход Святослава в Придунайскую Болгарию.
969    — 970 — Первая русско-византийская война. Мирный договор князя с Византией.
971 — Вторая русско-византийская война. Мирный договор с Византией.
988 — Военный союз князя Владимира с византийским императором Василием II. Участие русских дружин в подавлении восстания полководца Варды Фоки. Нарушение Василием II своих обещаний. Поход князя Владимира на Корсунь. Мирный договор князя Владимира с Византией. Его брак с сестрой императора Анной.
1043 — Неудачный поход сына Ярослава Мудрого Владимира на Царьград — последняя война с Византией.
1046 — Мирный договор с Византией, скреплённый браком дочери византийского императора Константина Мономаха с сыном Ярослава Мудрого Всеволодом.
Своими походами на Византию молодое русское государство утверждало свою значимость в тогдашнем мире. При этом контакты с Восточной Римской империей позволили
Руси освоить разнообразные формы дипломатической практики и этикета: заключение договоров о мире и перемирии, раздел территорий, выплаты контрибуций, даней и пр., установление режима наибольшего благоприятствования в торговле, оказание военной помощи, заключение династических браков.
Западноевропейское направление внешней политики Руси
Со времени правления князя Владимира Святого во внешней политике Руси чётко обозначилось и новое направление — западное. Начало было положено борьбой за русско- польское пограничье. В 981 г. Владимир отвоевал у польского короля города Червень и Перемышль.
Весьма успешной была внешняя политика Ярослава Мудрого. Он продолжил наступательную линию своего отца, утвердив власть Руси на западном берегу Чудского озера, вывел русские границы к Прибалтике. Здесь был основан город Юрьев (Георгий-Юрий — христианское имя Ярослава). Ярослав предпринимал неоднократные походы на воинственное балтское племя ятвягов; в летописях упоминается и его поход на Литву. Тем самым он стремился укрепить безопасность северо-западных границ Руси.
В то же время Ярослав значительно расширил международную практику Руси. На смену наивно-гордому принципу эпохи Святослава «иду на вы» пришли новые методы. Отныне основным аргументом была уже не военная сила, а умение вести дипломатические переговоры, достигать различного рода компромиссов. Так, военное противоборство с Польшей сменилось союзом двух соседних держав, скреплённым династическими браками: польский король женился на сестре Ярослава Добронеге, а старший сын Ярослава Изяслав взял в жёны сестру короля Казимира I.
На севере Русь имела тесные дружественные связи со Швецией. Ярослав был женат на дочери шведского короля Олафа Индигерде (Ирине).
Рост международного престижа Руси подтверждали и иные династические браки киевского княжеского дома. Сыновья Ярослава были женаты на принцессах: Всеволод — на византийской, Изяслав — на польской. Невестками Ярослава являлись также дочери саксонского маркграфа и графа Штаденского. Его дочери были выданы замуж за правителей разных стран: старшая, Анна, — за французского короля Генриха I, Анастасия — за венгерского короля Андрея, младшая, Елизавета, — за норвежского короля Гарольда. Эта практика была продолжена и сыновьями Ярослава Мудрого. Так, дочь Всеволода Ярославича Евпраксия стала женой германского императора Генриха IV и играла заметную роль в европейской политике, его внуки были женаты на особах из влиятельных домов Европы.
В междоусобной борьбе русские князья нередко обращались за помощью к своим западным родственникам и соседям. Так, ещё в период усобиц сыновей Владимира Свято- полк захватил в 1018 г. Киев с помощью своего тестя польского правителя Болеслава I Храброго. В 1069 г. с помощью польских отрядов своего племянника Болеслава II Смелого вернулся в Киев изгнанный вечем князь Изяслав Ярославич.
В 1072 г., когда Святослав и Всеволод Ярославичи выступили против старшего брата Изяслава, тот снова бежал в Польшу. Но Болеслав II отказался участвовать в конфликте. Несколько лет скитался Изяслав по Европе, пока за посредничество не взялся германский император Генрих IV. Он направил Святославу послание с просьбой вернуть трон Изяславу. Неудача германских послов вынудила старшего Ярославича просить о помощи папу римского Григория VII, соперника германского императора. Папа, стремящийся к распространению влияния Римской церкви, оказал давление на польского короля. В январе 1077 г. польские войска водворили Изяслава на киевский престол. Но князь был вынужден принять папскую буллу, что означало признание вассальной зависимости киевского великого князя от папы римского. Таким образом, межкняжеский конфликт на Руси стал событием европейского масштаба.
В это же время Русь впервые становится участницей крупных политических событий в центре Европы. В 1076 г. Святослав в благодарность Польше, не принявшей Изяслава, пошёл войной на Чехию, союзную Германии и противостоящую Польше. Русские рати одержали ряд побед над объединёнными чешско-немецкими войсками и заключили почётный мир. Позже уже Генрих IV обратился за помощью к киевскому князю Всеволоду Ярославичу в войне с венгерским королём.
В период политической раздробленности нередки были случаи вмешательства иностранных государств во внутренние дела русских княжеств. Особенно ярко эта тенденция прояви-
лась в Галицко-Волынском княжестве. Так, в 1188 г. сын Ярослава Осмомысла Владимир попытался утвердиться в Галиче с помощью войск венгерского короля. Однако король посадил на галицкий престол своего сына Андрея, а Владимира увёз в заточение в Венгрию. В 1190 г. Владимиру удалось убежать к германскому императору Фридриху II Барбароссе. В обмен на щедрые посулы Фридрих обязал польского князя помочь Владимиру утвердиться на престоле.
Развивались и экономические связи Руси со странами Западной Европы. С XII в. в Новгороде существовали Готский и Немецкий торговые дворы и церкви для иностранных купцов. В свою очередь, в ряде зарубежных городов имелись аналогичные дворы новгородских купцов.
Эволюция внешней политики в период ордынского владычества на Руси
После монгольского нашествия начался новый период в развитии внешнеполитической деятельности русских великих князей, период, когда их внешняя политика в основном сосредоточилась на взаимоотношениях с Золотой Ордой и одновременно контролировалась её великими ханами.
Попытка западных соседей Руси — Норвегии, Швеции, Литвы, Ливонии воспользоваться её ослаблением и начать широкую экспансию на русские земли привела к формированию новой внешнеполитической доктрины, в которой Западная Европа рассматривалась в качестве главного врага, посягающего на православную веру. В связи с этим веротерпимость татар, их покровительство православной церкви воспринимались как главный аргумент выбора меньшего из двух зол. Произошла дифференциация принципов ведения внешней политики в отношении Востока и Запада. Начало этому процессу положил Александр Невский. Он пресекал любые попытки склонить Русь к принятию католичества в обмен на военную, экономическую (торговую) и политическую помощь Запада якобы против восточных завоевателей. При этом Александр давал решительный отпор всем вооружённым попыткам нападения с Запада или отторжения русской территории.
Так, в 1240 г. Александр Невский разгромил объединённое норвежско-шведское войско, высадившееся на берегах Невы в новгородских землях, а в 1242 г. разгромил на льду Чудского озера армию крестоносцев Ливонского ордена.
В 1246, 1247 и 1249 гг. Александр Невский не только отразил новые нападения шведских вооружённых отрядов, но и перешёл в наступление, подвергнув разорению территорию захваченной Швецией Восточной Финляндии.
В результате этой борьбы на западной границе Руси (к этому добавляется ещё и отражение нападений литовских князей, подвергающих набегам русские земли) Александр Невский и другие князья добились в конце концов определённой стабилизации положения.
Концепция отношений с Золотой Ордой складывалась в противоборстве двух подходов. Первый — систематическое сопротивление и непрерывные «точечные» восстания: «бега- ти, а не царю служити». Его сторонниками были великий князь Андрей Ярославич, тверской князь Ярослав Ярославич и некоторые другие. Но уже так называемая «Неврюева рать» (опустошительный поход ордынских войск во главе с Неврюем на Русь в 1252 г.) наглядно продемонстрировала ужасающую цену княжеского неповиновения.
Второй подход, выразителем которого был Александр Невский, базировался на беспрекословном подчинении требованиям Орды. Мотивировалось это тем, что монголы сильны и бесчисленны, бороться с ними как путём военных действий, так и посредством народных восстаний, саботажа их требований и т. п. — бесперспективное дело. Поэтому не стоит подвергать Русь опасности уничтожения, а следует по возможности сохранять её силы. Кроме того, с монголами можно договориться, не поступаясь национальными и идеологическими принципами, своим государственным устройством и самобытностью, т. е. откровенно проводить политику задабритановленную дань, но и подарки, взятки. Подобной позиции придерживалась и Русская православная церковь.
Наиболее последовательными преемниками внешнеполитических принципов Александра Невского становятся князья московской династии, ведущие свой род от его младшего сына Даниила.
По мере роста и укрепления Московского государства меняется внешнеполитическая линия в отношении Золотой Орды, в которой к тому же стремительно развивались процессы ослабления государства. Александр Невский оказался прав — время работало на Русь. С середины XIV в. начинаются походы русских вооружённых отрядов в зависимые от Орды пограничные с Русью земли. Наиболее значимым стал поход объединённого московско-нижегородского войска на ордынский город Булгар (южнее Казани) в 1377 г. Русские рати не только одержали победу, но и наложили на город контрибуцию. И хотя ордынцы предприняли ответную военную акцию, разграбив и предав огню Нижний Новгород, Муром и Рязань, московский князь Дмитрий Иванович разгромил ордынцев в Рязанском княжестве на реке Боже (1378). Эта победа стала предтечей знаменитой Куликовской битвы (1380). Окончательное избавление от ордынского владычества произошло лишь сто лет спустя после Куликовской битвы в 1480 г. Это событие вошло в историю как великое Стояние на Угре.
Проверяем себя
1. Какие обстоятельства предопределили то, что Русское государство постоянно становилось объектом захватнических устремлений соседних народов?
2. Каковы особенности отношений Древнерусского государства с племенами кочевников?
3. Какую эволюцию претерпели эти отношения в период политической раздробленности?
4. Каковы особенности взаимоотношений Руси с Византией?
5. В чём заключались особенности внешней политики Руси в период ордынского владычества?
Думаем, обсуждаем
1. Намерение Святослава оставить Киев и перенести столицу государства в Переяславец на Дунае Н.М. Карамзин называл не иначе как «безрассудным». Известный учёный академик Б.А. Рыбаков, напротив, считал внешнюю политику Святослава «блистательной». А каково ваше мнение? Каковы долговременные последствия разгрома Хазарского каганата князем Святославом?
2. Какими обстоятельствами были вызваны походы русских князей на Византию? Можно ли характеризовать эти походы как завоевательные?
3. На каких принципах строились взаимоотношения Древней Руси со странами Западной Европы?
4. Почему в период ордынского владычества произошла дифференциация принципов ведения внешней политики в отношении Востока и Запада? В чём это выразилось?
5. Историки в своей недавно вышедшей книге цитируют некоего М. Сокольского: «Позор русского исторического сознания, русской исторической памяти в том, что Александр Невский стал непререкаемым понятием национальной гордости, стал фетишем, стал знаменем не секты или партии, а того самого народа, чью историческую судьбу он жестоко исковеркал». Они считают, что в этих словах «есть важная крупица горькой правды». Можно ли согласиться с мнением историков? Как вы думаете, в чём кроется причина попыток пересмотра роли Александра Невского в российской истории?
6. Подготовьте реферат на тему «Проблема цивилизационного выбора Александра Невского».
Работаем с источниками, выполняем задания
1. Историк В.В. Похлёбкин заметил, что монгольское завоевание «княжеств Северо-Восточной Руси закончилось без всякого заключения мира, без правового оформления итогов войны и даже без письменной фиксации самого акта порабощения русского народа — автоматическим превращением всей русской территории в бесправную, вассальную данницу Орды. Даже сам размер дани и то не был никогда (письменно) зафиксирован...». Предположите, почему так произошло. Какие это имело исторические последствия для русской государственности?
2. Какие факторы обусловили активность римского папы на Руси в середине 40-х гг. XIII в.? Почему Даниил Галицкий пошёл на союз с римским папой? Какие выгоды он получил? Почему в конечном счёте он признал власть ордынцев? Какие новые факты из биографии Александра Невского вы узнали? Какими соображениями руководствовался Александр Невский, отвергая предложения Иннокентия IV?
Из статьи А.А. Горского «Два «неудобных» факта
из биографии Александра Невского»
В середине 40-х гг. XIII в., после того как монгольские завоеватели стали требовать от русских князей признания их власти, Иннокентий IV проявил значительную инициативу в налаживании контактов с сильнейшими князьями, рассматривая ситуацию как подходящую для распространения католичества на русские земли и желая иметь в лице Руси заслон против возможного нового татарского вторжения в Центральную Европу. Наиболее тесные связи установились у Иннокентия IV с галицким князем Даниилом Романовичем и его братом Васильком (княжившим во Владимире-Волынском). В 1246—1247 гг. папа направил к Даниилу и Васильку несколько булл, которыми оформлялось принятие их и их земель под покровительство римской церкви. Сопоставление документов, вышедших из папской канцелярии, с данными русских источников демонстрирует различие целей сторон. Иннокентий IV, соглашаясь на неприкосновенность церковной службы по православному обряду, полагал, что переход под его покровительство влечет за собой реальное подчинение русской церкви власти Рима, выражающееся в праве папских представителей назначать на Руси епископов и священников. Для Даниила же этот переход был формальностью, платой за которую должна была стать политическая выгода. Отчасти он её получил... Но главная цель, та, ради которой русские князья и шли на контакты с Римом, — получение помощи против Орды — не была достигнута, и когда в 1249 г. Иннокентий IV предложил Даниилу королевскую корону, галицкий князь отказался, сказав: «Рать татарьская не престаеть, зле живущи с нами, то како могу при- яти венець бес помощи твоей»... [Он] прервал связи с Римом и был вынужден подчиниться власти монголов.
[Подобным же образом поступил Александр Невский.] Разумеется, следует учитывать общее настороженное отношение к католичеству и личный опыт Александра, которому в 1241—1242 гг., в возрасте
20 лет, пришлось отражать наступление на Новгородскую землю немецких крестоносцев, поддерживаемых Римом. Но... чашу весов в сторону неприятия какого-либо шага навстречу предложениям папы (подобного тем, какие сделал Даниил Галицкий) склонило не что, проявившееся позже. Можно предположить, что своё воздействие оказали четыре фактора.
1) В ходе двухгодичной поездки по степям Александр смог, с одной стороны, убедиться в военной мощи Монгольской империи, делавшей невозможным противостояние ей своими силами, с другой — понять, что монголы не претендуют на непосредственный захват русских земель, довольствуясь признанием вассалитета и данью, а также отличаются веротерпимостью и не собираются посягать на православную веру. Это должно было выгодно отличать их в глазах Александра от крестоносцев, для действий которых в Восточной Прибалтике был характерен непосредственный захват территории и обращение населения в католичество.
2) После возвращения на Русь в конце 1249 г. к Александру, скорее всего, дошли сведения о безрезультатности для дела обороны от монголов сближения с Римом Даниила Галицкого.
3) В 1249 г. фактический правитель Швеции Ярл Биргер начал окончательное завоевание земли еми (Центральная Финляндия), причём сделано это было с благословения папского легата. Земля еми издревле входила в сферу влияния Новгорода, и Александр имел основания расценить происшедшее как недружественный по отношению к нему акт со стороны курии.
4) Упоминание в булле [папы римского] возможности построения католического кафедрального собора в Пскове неизбежно должно было вызвать у Александра отрицательные эмоции, так как ранее епископия была учреждена в захваченном немцами Юрьеве, и поэтому предложение о её учреждении в Пскове ассоциировалось с аннексионистскими устремлениями Ордена, напоминая о более чем годичном пребывании Пскова в 1240—1242 гг. в руках крестоносцев. Таким образом, решение Александра прекратить контакты с Иннокентием IV было связано с осознанием бесперспективности сближения с Римом для противостояния Орде и с явными проявлениями своекорыстных мотивов в политике папы.

 
 
« Пред.   След. »

Основные рефераты

Основные рефераты