§ 14. Особенности процесса объединения русских земель

§ 14. Особенности процесса объединения русских земель

Давайте вспомним
Какие существовали потенциальные центры объединения русских земель
Какие из них имели предпочтение и почему Попробуйте
Определить основные этапы объединения русских земель
Причины объединения русских земель
Проблема объединения русских земель вокруг Москвы и централизации Русского государства в XIV—XVI вв. является одной из ведущих в исторической науке. Часть историков обращают внимание на хронологическую близость образования единого Российского государства и централизованных монархий в Западной Европе. Действительно, складывание единого государства на Руси, как и во Франции и в Испании, приходится на вторую половину XV в. Эти исследователи сосредоточили внимание на формировании различных форм собственности на землю, процессе закрепощения крестьян, росте городов, становлении товарного производства и росте торговли. Всё это рассматривается в качестве экономических предпосылок образования Русского централизованного государства.
В то же время некоторые историки обратили внимание на различия социально-экономических систем Западной Европы и России в XV в. В Западной Европе господствовали сеньориальные отношения, ослаблялась личная зависимость крестьян, усиливались города и третье сословие. На Руси же преобладали государственно-феодальные формы, отношения личной зависимости крестьян от феодалов только формировались. В отличие от Западной Европы, где активную и самостоятельную роль в политической жизни играли города, на Руси они находились в подчинённом положении по отношению к феодальной знати. Некоторыми историками был сделан вывод о том, что в основе процесса образования единых государств ле-
жали разные причины. В Западной Европе действовали прежде всего социально-экономические факторы. Ведущую же роль в формировании Российского государства играл политический (внешний) фактор — необходимость противостояния Золотой Орде и Великому княжеству Литовскому. Благодаря этому фактору широкие слои населения — и господствующий «класс», и горожане, и крестьянство — были заинтересованы в объединении. Такой «опережающий» (по отношению к социально-экономическому развитию) характер процесса объединения обусловил особенности сформировавшегося к концу XV—
XVI в. государства: сильную монархическую власть, жёсткую зависимость от неё господствующего класса, высокую степень эксплуатации непосредственных производителей, что явилось одной из причин складывания крепостного права.
Проблема образования единого Русского государства имеет ещё один аспект — почему лидером в политике «собирания» земель стало Московское княжество? При этом историки признают, что реальные шансы в споре с Москвой имели ещё два политических центра — Тверское и Литовское княжества.
Анализируя данную проблему, многие историки часто на первое место ставят выгодное географическое положение Московского княжества и те преимущества, которые оно давало: удалённость от Орды и защиту от ордынских набегов землями других княжеств, связь по Москве-реке с главными торговыми путями и пр. Однако стоит прислушаться к мнению известного учёного Л.Н. Гумилёва: «Москва занимала географическое положение куда менее выгодное, чем Тверь, Углич или Нижний Новгород, мимо которых шёл самый лёгкий и безопасный торговый путь по Волге. И не накопила Москва таких боевых навыков, как Смоленск или Рязань. И не было в ней столько богатства, как в Новгороде, и таких традиций культуры, как в Ростове и Суздале». Поэтому в последнее время большое значение придаётся политической деятельности московских князей как главной составляющей московского успеха. Давайте же попытаемся разобраться в этой проблеме.
Возвышение Москвы
Москва до второй половины XIII в. входила в состав Владимиро-Суздальского княжества и играла ключевую роль в системе обороны западных и юго-западных его рубежей. О значительном потенциале города-крепости свидетельствует тот
факт, что в 1238 г. армия Батыя осаждала Москву целых пять дней.
Разгром Москвы и, главное, изменение геополитической ситуации после установления ордынского господства над Русью привели к утрате городом своего военно-стратегического значения, потере его экономического потенциала и гибели населения. Спасти город от полного запустения можно было, лишь превратив его в удельный центр. Именно это и сделал Александр Невский, наделив Москвой своего малолетнего сына Даниила.
Уже при Данииле Александровиче определились основные цели и ведущие принципы московской политики. Первые московские князья — это типичные удельные правители, для которых интересы собственного княжества были превыше всего. Однако впоследствии безудержное стремление к укреплению и расширению своей «отчины» постепенно сменяется политикой, исходящей из национальных интересов всех русских земель, главным из которых стала задача избавления от ордынской зависимости.
Для достижения своих целей московские князья руководствовались определёнными принципами. Во-первых, политика строилась, исходя из реальной оценки собственных возможностей и с учётом ситуации, которая складывалась как в Орде, так и в русских землях. Во-вторых, князья стремились по возможности избегать вооружённых способов решения проблем. В-третьих, придавалось огромное значение союзу с православной церковью. В-четвёртых, с одной стороны, чётко просматривается преемственность политики всех московских князей, их опора на традиции, а с другой — использовались новые тактические средства.
Князь Даниил не пытался получить великое Владимирское княжение, что позволило избежать значительных расходов, связанных с политическим первенством, укрепить экономическое и финансовое положение княжества. Москва стала центром притяжения всех недовольных великим князем Владимирским. Московские князья умело использовали эти настроения для усиления своих позиций, в частности в Новгороде.
Главным устремлением московских князей стало территориальное расширение своего княжества. Здравый смысл
подсказывал, что осуществлять эту задачу следовало осторожно, преимущественно мирными средствами, избегая столкновений, сохраняя «тишину», столь ценимую населением в эпоху ордынских набегов. Эту особенность политики московских князей современный исследователь Н.С. Борисов назвал доктриной «тихой экспансии». Каковы же были её проявления и результаты?
«Некоей хитростью» (по словам летописца) Даниил захватил у рязанского князя Коломну (1300). Теперь, кроме плодородных коломенских земель, москвичи получили свободный выход на Оку. Любопытна и история присоединения к Москве Переяславского княжества. Даниил отказался от места новгородского князя (новгородцы пригласили его в 1296 г.) в обмен на сохранение Переяславского княжества за своим племянником Иваном Дмитриевичем. В благодарность бездетный Иван завещал свою «отчину» московскому князю. В 1303 г., в год смерти Даниила, его сыновья захватили Можайск.
Сын Даниила, Юрий Данилович, сохранил политические приоритеты отца. Первоначально он не проявлял желания получить великое княжение Владимирское. Главной его целью стало признание прав на те владения, которые в разное время и на разных условиях получил его отец. Тем не менее после смерти великого князя Владимирского Андрея Александровича в 1304 г. Юрий отправился в Орду вслед за главным претендентом на великокняжеский престол Михаилом Тверским, которому ордынский хан и отдал предпочтение. Позже Юрий, воспользовавшись благоприятными обстоятельствами, всё-таки включился в борьбу за великое княжение Владимирское, добился ярлыка на это княжение, но довольно скоро лишился его и погиб.
Политику «тихой экспансии» продолжил брат Юрия, московский
князь Иван Данилович Калита (1325—1340). В 1328 г. он купил в Орде ярлыки, дававшие ему право на управление огромными территориями, центрами которых были города Галич, Белоозеро и Углич. Эти области имели большое стратегическое значение для борьбы с Новгородом за Русский Север. Кроме того, Углич с округой был очень выгодно расположен на Волге: отсюда начинались водные пути в Тверские, Новгородские и Белозерские земли. Наконец, лесные княжества были богаты пушным зверем. Ценные меха составляли важнейший источник пополнения казны московского князя.
Покупки, захваты, дарения увеличивали московские владения и, что не менее важно, приближали их к землям князей-соперников, окружали их с разных сторон.
Одним из важнейших принципов политики московских князей являлось сотрудничество с православной церковью. В 1299 г. глава русской церкви митрополит Максим (1283— 1305) принял решение о переносе кафедры из разорённого ордынцами Киева во Владимир-на-Клязьме. Однако Владимир в ту пору уже не являлся самым благополучным и безопасным местом. Избрать же иной город для своей резиденции Максим не решился, опасаясь недовольства князей, что реально грозило новыми смутами и даже расколами митрополии. Тем не менее последние годы жизни митрополит провёл в Москве.
В 1308 г. на Русь был поставлен новый митрополит Пётр (1308—1325), с которым у московских князей сложились самые тесные отношения. Он окончательно обосновался в Москве и при активном участии московского князя заложил здесь первый каменный храм — Успенский собор, завещав похоронить себя в нём, хотя он был ещё не достроен.
После кончины митрополита Петра константинопольский патриарх поставил митрополитом Киевским и всея Руси грека Феогноста (1328—1353). Приезд на Русь нового митрополита не вызвал особой радости у Ивана Калиты, желавшего видеть в этой роли некоего архимандрита Феодора, которого в конце жизни Пётр наметил своим преемником. Но он стремился быть в добрых отношениях с новым митрополитом, оказывал ему самое радушное гостеприимство. Именно при Феогнос- те митрополичья кафедра окончательно обосновалась в Москве.
В политических ссорах с соперниками Феогност не раз
оказывал московскому князю несомненные услуги. Так, в 1329 г. он отлучил от церкви Александра Тверского, бежавшего в Псков после восстания в Твери, а также Псковскую землю, укрывшую его. Затворились церкви, прекратились службы, умолкли колокола. Попы перестали крестить новорождённых, причащать и исповедовать умирающих. Эта небывалая церковная кара смутила псковичей, тверской князь был вынужден покинуть город.
Однако полностью политические интересы Москвы и Русской православной церкви совпали при митрополите Алексии (1354—1378), который стал фактическим правителем Московского княжества в годы малолетства князя Дмитрия Донского. Святитель осторожно, но неуклонно укреплял само княжество и его роль как центра объединения Северо-Восточной Руси. Во всех спорах между русскими правителями он неизменно становился на сторону Москвы. Так, он отлучил от церкви тверского князя Михаила Александровича и смоленского князя Святослава Ивановича, участвовавших вместе с литовским князем Ольгердом в походе на Москву (1368).
Сочетанием традиционных и новых черт в московской политике характеризуется правление Ивана Калиты. Став великим князем Владимирским, он принял на себя все обязательства по выплате накопившегося долга Орде. Эту задачу он решал подчас весьма крутыми мерами.
Особенно бесчинствовали московские воеводы в Ростове. Насилием, а порой и пытками они заставляли жителей отдавать последние деньги и ценности. Выплатив ханской казне недоимку, Иван получил от хана право включить значительную часть Ростовского княжества в состав своих владений. Здесь московский князь даровал ростовцам много льгот, уменьшил выплату дани.
Историков давно занимает вопрос: откуда Калита брал деньги для расширения и укрепления своего княжества? Одни полагают, что он утаивал часть ордынской дани, другие счи-
тают, что он резко увеличил торговлю хлебом, третьи указывают на освоение им богатых пушниной областей Русского Севера.
Современный исследователь Н.С. Борисов обращает внимание на тот факт, что московский князь твёрдой рукой навёл относительный порядок на Руси. Огромное количество средств (в том числе и тех, которые должны были идти на выплату ордынской дани) попросту разворовывались «сильными людьми», а также разбойничьими шайками на дорогах. Прежде всего Иван Калита внёс существенные изменения в тогдашние правовые нормы. Согласно древней традиции, крупные земельные собственники (бояре, монастыри, епископские кафедры) имели право суда по всем без исключения уголовным делам в пределах своих вотчин. Однако далеко не все вотчинники могли вести успешную борьбу с разбойничьими шайками.
Кроме того, даже изловив злодеев, местные судьи зачастую отпускали их за взятки. Иван Калита стал изымать наиболее серьёзные уголовные дела из ведения вотчинников и передавать их своей администрации. Сохранилась великокняжеская грамота новгородскому Юрьеву монастырю. Согласно ей, монастырские люди должны были судиться у своих монастырских властей по всем делам «опроче татбы, и разбоя, и душегубства».
Кроме того, Иван Калита одним из первых среди русских князей стал расплачиваться со своими слугами не деньгами, а землями, которые они получали только на время своей службы. Так зарождается поместное землевладение.
Одной из причин победы Москвы над соперниками, по мнению многих историков, является то обстоятельство, что московские князья не только восприняли те новые общественно-политические отношения, которые стали складываться во Владимиро-Суздальском княжестве, но и довели их до логического конца. Более того, эти тенденции были «обогащены» ордынской деспотической системой властвования. Именно система складывающегося в Московском княжестве единодержавия оказалась наиболее эффективной в деле «собирания» русских земель и организации борьбы с захватчиками.
Московские князья активно стремились к подавлению вечевой деятельности не только у себя, но и в соседних землях.
Конечно, вечевые собрания на Руси не прекратили своё существование. Однако, по мнению современного историка, «это уже было движение по угасающей исторической инерции. Из постоянно функционирующего института народовластия ве-
че превращалось в эпизодическое средство самоорганизации народных масс при чрезвычайных обстоятельствах».
Ликвидацию общинно-вечевых институтов, противостоявших монархическим тенденциям московских правителей, завершил внук Калиты, Дмитрий Иванович Донской. В сентябре 1373 г., воспользовавшись смертью московского тысяцкого Василия Васильевича Вельяминова, князь Дмитрий Иванович упразднил должность тысяцкого.
Тем не менее становление «нового типа» государственности проходило в напряжённой борьбе со старыми порядками. И в этой связи характерными являются события, произошедшие во второй четверти XV в., после смерти московского князя Василия I Дмитриевича.
События 1425—1453 гг. ряд историков рассматривают как противоборство старых древнерусских традиций (принцип наследования «от брата к брату») и новых веяний, укрепляющих великокняжескую власть (принцип наследования «от отца к сыну»).
Новой вехой в развитии Московского княжества, да и всей Северо-Восточной Руси, стало правление Дмитрия Донского. При нём московская политика принимает ярко выраженную антиордынскую направленность. Показательно поведение Дмитрия Ивановича в событиях 1371 г., когда ярлык на великое княжение был передан ханом тверскому князю Михаилу Александровичу. Ордынский посол потребовал от московского князя прибытия во Владимир «к ярлыку». Впервые русский князь открыто заявил, что «к ярлыку» не поедет и в земли великого княжения ордынского ставленника не пустит. Куликовскую битву (1380) историки рассматривают как ключевой момент в становлении национального самосознания русских людей и поворотный пункт в антиордынской борьбе: переход к решительному вооружённому сопротивлению. А в конце жизни Дмитрий Иванович без разрешения Орды завещал ярлык на великое княжение своему сыну, что явно говорило о серьёзных изменениях политического статуса московского князя.
Роль Москвы как общегосударственного центра окончательно закрепилась при великом князе Иване III, правнуке Дмитрия Донского. Это подчёркивается не только фактическим прекращением подчинения, но и формальным отка-
скую землю (1514).
Роль Твери в процессе становления великорусской государственности
На северо-востоке основным соперником Москвы за общерусское первенство выступало Тверское княжество. Тверь возникла в середине XII в. (предположительно в 1182 г.) из нескольких поселений, расположенных у впадения в Волгу её притоков Тверцы и Тьмаки.
После смерти великого князя Владимирского Ярослава Всеволодовича в 1246 г. Тверь выделилась из состава великого княжения в самостоятельный удел. Его первым правителем был, как полагают, Александр Невский. В 1253 г. он передал Тверь своему брату Ярославу в обмен на Переяславль-Залесский. Ярослав Ярославич стал родоначальником местной династии.
Тверские князья, как и московские, стремились к общерусскому первенству. Первоначально Тверь территориально и экономически превосходила Москву. Свидетельством значимости Твери стало создание тверской епархии. В 1290 г. здесь был торжественно освящён каменный храм, впервые построенный на Руси после Батыева нашествия.
Первый крупный конфликт между московским и тверским князьями разгорелся в 1304 г., после смерти великого князя Владимирского Андрея Александровича. Тверской князь Михаил Ярославич проявил недюжинное упорство, стремясь не пропустить Юрия Московского в Орду (устраивал засады на пути московского князя, забирал в плен его родственников, отправлял на перехват свои войска). В этом конфликте проявилась одна из главных черт тверской политики, ставшая доминирующей и в последующее время, — стремление любыми способами овладеть владимирским престолом.
Михаил первым из русских князей получил право сбора дани для Орды, пообещав увеличить размер ордынского выхода. Однако страшный голод 1309—1310 гг. в Северо-Восточной Руси не позволил ему выполнить своё обещание. Обременённый долгами и обязательствами, он вынужден был подолгу находиться в Орде фактически в роли заложника. Его отсутствие создавало благоприятную ситуацию для московских князей.
Позже сын Михаила, Александр, также заполучил в Орде тверской стол и великое княжение Владимирское ценой неисполнимых обещаний. Вместе с ним на Русь для выбивания недоимок прибыл вооружённый ордынский отряд, возглавляемый ханским родственником Чолханом. Беззакония, творимые людьми Чолхана, привели в 1327 г. к мощному народному восстанию в Твери. Итогом его стало жестокое разорение княжества, от которого оно так и не смогло оправиться.
В исходе борьбы между тверскими и московскими князьями за великокняжеский престол не последнюю роль играли отношения с Новгородом, одним из самых богатых городов страны. Тверские князья видели в Новгороде лишь финансовый источник, способный покрыть задолженности Орде. Чтобы привести новгородцев к покорности, Михаил Ярославич применял чрезвычайные меры. Так, в 1312 г. он перекрыл пути, по которым в город доставлялось продовольствие. В Новгороде начался голод, жители были вынуждены смириться с властью тверского князя, уплатив ему к тому же 1,5 тыс. гривен. Однако уже в 1314 г., воспользовавшись отсутствием Михаила, новгородское вече пригласило к себе московского князя Юрия Даниловича. Осенью 1315 г. Михаил вернулся на Русь в сопровождении ордынского посла с вооружённым отрядом и организовал поход на Новгород, заставив его признать свою власть. Но в 1316 г. новгородцы вновь изгнали наместников тверского князя. Новый поход Михаила не увенчался успехом.
В целом политику тверских князей можно характеризовать как политику энергичной силовой консолидации Северо- Восточной Руси и Новгорода под эгидой великого князя Владимирского. В сущности, у Твери не было другого пути к победе. Тверское княжество практически не имело возможностей для расширения своей территории. Со всех сторон оно граничило с сильными соседями: на севере и северо-западе — с Новгородом, на западе — с Великим княжеством Литовским, на юге — с Московским княжеством. Некоторые перспективы имелись лишь на восточном (ростово-суздальском) и юго-западном (ржево-смоленском) направлениях. Внедряясь в эти регионы путём династических связей, тверские князья создавали там определённые «точки опоры». Однако точно такую же деятельность вели здесь и их соперники — московские князья. В итоге овладение великим княжением Владимирским оставалось почти единственным шансом для тверских правителей увеличить подвластную им территорию.
Зачастую тверские князья совершали огромные тактические ошибки, так как во многом руководствовались эмоциями, а не здравым смыслом и политическим расчётом, и это заканчивалось для них весьма плачевно.
В 1317 г., женившись на Кончаке, сестре хана Золотой Орды Узбека, московский князь Юрий Данилович получил ярлык на великое княжение. Однако тверской князь Михаил Ярославич не подчинился ханской воле и разбил возвращающегося из Орды московского князя. Юрий бежал в Новгород, а Кончака попала в плен и вскоре умерла в Твери. Историк Н.С. Борисов подчёркивает, что с точки зрения здравого смысла Михаилу следовало бы немедленно отпустить ханскую сестру. Однако он не устоял перед соблазном покичиться перед тверичами столь редкостным трофеем. Расплата не заставила долго ждать. Михаила вызвали в Орду, где он был казнён (1318). Столь же необдуманно поступил и сын Михаила Дмитрий. Он убил в Орде Юрия Московского, которого считал главным виновником смерти своего отца. Дмитрий надеялся, что хан простит ему этот самосуд, так как Юрий давно уже впал у Узбека в немилость. Однако повелитель Орды не мог простить своим подданным самоуправства. Дмитрий был взят под стражу и через год осуждён на смерть.
Показательны и взаимоотношения Твери с русскими митрополитами. Митрополит Максим относился к Тверскому княжеству весьма благосклонно. После его кончины Михаил Ярославич направил в Константинополь своего кандидата на митрополию. Но константинопольский патриарх предпочёл другую кандидатуру — Петра. Раздосадованный Михаил стал добиваться низложения нового главы русской церкви. Он инициировал многочисленные жалобы на Петра, в которых святитель обвинялся в различных злоупотреблениях и нарушениях канонов. Для разбора этих обвинений был созван церковный собор. На нём митрополита оправдали. Немалую роль в таком исходе сыграла поддержка святителя московскими князьями. С этого времени началось сближение Москвы с митрополичьей кафедрой.
Постепенно проявляется ещё одна черта в политике Твери — ориентация на Великое княжество Литовское. Однако по мере усиления Литвы подобная направленность тверской политики встречала раздражение у ордынских ханов. Позже Литва приняла католичество, что превращало её в глазах православного населения Руси во враждебную силу, тесные контакты с которой осуждались.
Несмотря на то что общие выводы, связанные с московско-тверским соперничеством, не в пользу Твери, некоторые историки отмечают положительное воздействие тверской политики на процесс становления русской государственности. Так, эти историки тверских князей считают, в отличие от первых московских князей, носителями идеи сопротивления ордынским ханам. Например, первый тверской князь Ярослав Ярославич отправил в 1252 г. на помощь великому князю Андрею Яросла- вичу против Неврюевой рати своё войско. Особенно ярко эта идея проявляется в восстании 1327 г., инициатором и активным участником которого, по мнению этих учёных, был князь Александр Михайлович. Победу Москвы над Тверью они объясняют тем, что Москва    восстание в Твери в 1327 г.
опиралась на поддержку Орды и восприняла ордынскую систему властвования. Тем не менее эта черта в политике тверских князей была перечёркнута неучастием тверских полков в Куликовской битве.
Проверяем себя
1. Каковы причины и особенности формирования единого Русского государства?
2. Каковы причины политического возвышения Москвы?
3. Каковы были основные цели и ведущие принципы московской политики?
4. В чём суть московской доктрины «тихой экспансии»? Каковы её проявления и результаты?
5. Почему сотрудничество с православной церковью стало одним из важнейших принципов политики московских князей?
Думаем, обсуждаем
1. Как изменилась геополитическая ситуация на Руси после установления ордынского господства?
2. Составьте и заполните сравнительную таблицу «Географическое положение Москвы и Твери». Линии сравнения выберите самостоятельно. К каким выводам вы пришли?
3. В чём причины наступления московских князей на общинновечевые институты?
4. Как вы думаете, почему, по мнению ряда учёных, «ликвидация института тысяцких знаменовала окончание соперничества двух начал власти: общинно-вечевой и монархической — в пользу последней»?
5. Что в политике московских и тверских князей было общего и в чём состояло различие?
6. Почему в борьбе за общерусское лидерство Тверское княжество уступило Москве?
7. Можно ли согласиться с мнением Н.М. Карамзина о том, что «Москва обязана своим величием ханам»?
Работаем с источниками, выполняем задания
1. Проследите на карте, как увеличивалась территория Московского княжества. Какие преимущества Москве давало приобретение той или иной территории?
2. «Житие Петра» очень лаконично и наивно рассказывает о приезде митрополита в Москву. Святитель много путешествовал, исполняя свой пастырский долг. Однажды в своих странствиях он попал в город, известный только своей «кротостью и смирением». Это была Москва.
Здесь жил князь Иван Данилович, милостивый до святых церквей и до нищих, любивший святые книги, внимавший наставлениям духовенства. И святитель стал жить в Москве. Согласны ли вы с подобной трактовкой причин переезда митрополита Петра в Москву? Каковы подлинные причины этого события?
3. Можно ли согласиться с мнением В.О. Ключевского о московских князьях: «...перед нами проходят не своеобразные личности, а однообразные повторения одного и того же фамильного типа»?
4. Каковы причины восстания в Твери? Что предпринял Иван Калита? Какие последствия это имело? Можно ли согласиться с мнением учёного?
Из работы историка А.М. Сахарова
Не следует представлять действия Калиты после восстания 1327 г. только лишь как вынужденный манёвр для завоевания доверия Орды и как использование удобного случая для нанесения удара своему противнику — тверскому князю. Всё это, конечно, имело место, но была и другая сторона дела. Карательная экспедиция по тверским городам была вместе с тем и расправой над восставшими тверичами, попытавшимися противопоставить княжеской власти своё вече.
 
 

Основные рефераты

Основные рефераты