§ 16. Культура Древней Руси. Материалы для семинара

§ 16. Культура Древней Руси. Материалы для семинара

1. Фольклор
Из работы Г.В. Вернадского «Киевская Русь»
В киевский период, после введения на Руси христианства и появления письменных текстов, в литературном искусстве сформировался своеобразный дуализм. Как мастерски формулирует это Роман Якобсон:
«На протяжении многих столетий русская письменная литература почти полностью оставалась прерогативой Церкви: при всём его богатстве и высокой художественности древнерусское литературное наследство почти всё состоит из жизнеописаний святых и благочестивых людей, религиозных сказаний, молитв, проповедей, богословских рассуждений и летописей в монастырском стиле. Однако древний русский народ обладал богатейшей, оригинальной, разнообразной и высокохудожественной литературой, но единственным средством её распространения было устное изложение. Идея использовать буквы для светской поэзии была абсолютно чужда русской традиции, и выразительные средства этой поэзии были неотделимы от устного наследия и устной традиции»...
Главной составной частью русского фольклора является песня — в ней тесно переплетаются язык и ритм, слово и мелодия... С незапамятных времён русские запечатлевали в песне весь ход своей жизни: работу и развлечения, радость и печаль, малозначительные происшествия и великие исторические события...
Очевидно, что некоторые обрядовые песни, первоначально сопровождавшие или символизировавшие различные стадии сельскохозяйственного цикла, очень древние... Следы языческих верований, поклонения Солнцу и Земле, просматриваются во многих из них. К этой группе относятся песни, исполнявшиеся во время празднеств по случаю дня зимнего солнцестояния (коляды), весеннего равноденствия (масленица), летнего солнцестояния (семик, или русалья) и осеннего солнцестояния. После введения на Руси христианства прежние языческие праздники были совмещены с христианскими, и тексты некоторых песен соответственно изменились, старые колядовые песни теперь играли роль рождественских гимнов...
Важную часть обрядовых песен составляет цикл свадебных песен, который соответствует сложным церемониям, сопровождавшим древний свадебный обряд, до сих пор исполняемый в крестьянской среде. Каждому действию обряда соответствует специальная песня. Некоторые очень жизнерадостные, другие грустные и даже печальные.
Эпические песни (старины, былины), которые по содержанию можно датировать киевским периодом, довольно многочисленны... Эти поэмы обычно посвящаются славным подвигам могучих богатырей, защищавших русскую землю от степных кочевников...
Богатыри, воспеваемые в эпических поэмах, в основном дружинники Владимира Святого. Хотя они всегда готовы защитить князя и его государство, в них нет подобострастия, они по-дружески общаются с ним, иногда даже ругают князя и его жену. Они были не дисциплинированными солдатами, а грубыми индивидуалистами, и действительно каждый из них изображается как личность со своим собственным характером. Старший из них — Илья Муромец, большой могучий человек крестьянского происхождения, целеустремлённый и бесстрашный, но без следов цивилизации. Его главный сподвижник — Алёша Попович, сын священника, который полагается на свою хитрость. Добрыня Никитич — боярин, благородный, великодушный человек. Другой популярный персонаж из галереи портретов богатырей — Чурило Пленкович, перед которым не могла устоять ни одна девушка.
К Владимирскому циклу былин позднее были добавлены другие эпические поэмы, среди которых сказание о Волхе Всеславиче, описывающее приключения князя Всеслава Полоцкого, и поэма о Дюке Степановиче, которая была сложена в Галиции в двенадцатом веке и отражает тесные связи этого княжества с Византийской империей. Знаменитая поэма «Садко», ранний вариант которой тоже, видимо, был создан в двенадцатом веке, типично новгородское произведение. Её герой не степной богатырь, а купец-путешественник; богатство, а не военная доблесть придаёт колорит истории.
Другая новгородская былина — о Василии Буслаеве — совсем другого рода. Васька (уменьшительное от Василия), один из необузданных молодцов города-республики; он всегда ищет приключений и не признаёт никаких авторитетов. Свободомыслящий, он не благоговеет перед церковью, не суеверен, как говорит поэт: «не верит ни в сон, ни в чох»...
В заключение необходимо сказать несколько слов о русской сказке... Сказка была необычайно популярна в русском народе на протяжении всей истории страны. Как составная часть русского фольклора, она богата и разнообразна. Существует два главных жанра сказки: волшебная и сатирическая. Волшебные сказки, с их коврами-самолётами, скатертями-самобранками и т. п., корнями, возможно, уходят к языческому колдовству. Их популярность объясняется мечтой людей о вещах, которые сделали бы жизнь легче.
Сатирические сказки дают выход народному недовольству политической и социальной несправедливостью. Интересно, что некоторые сказочные персонажи, например Баба-яга, упоминаются в летописи, что свидетельствует о популярности сказок в киевский период.
2. Древнерусская литература
Из работы Д.С. Лихачёва «Великое наследие.
Классические произведения литературы Древней Руси»
Русской литературе без малого тысяча лет. Это одна из самых древних литератур Европы. Она древнее, чем литературы французская, английская, немецкая. Её начало восходит ко второй половине X в. Из этого великого тысячелетия более семисот лет принадлежит периоду, который принято называть «древней русской литературой».
Литература возникла внезапно. Скачок в царство литературы произошёл одновременно с появлением на Руси христианства и церкви, потребовавших письменности и церковной литературы. Скачок к литературе был подготовлен всем предшествующим культурным развитием русского народа. Высокий уровень развития фольклора сделал возможным восприятие новых эстетических ценностей, с которыми знакомила письменность. Мы сможем по-настоящему оценить значение этого скачка, если обратим внимание на превосходно организованное письмо, перенесённое к нам из Болгарии, на богатство, гибкость и выразительность переданного нам оттуда же литературного языка, на обилие переведённых в Болгарии и созданных в ней же сочинений, которые уже с конца X в. начинают проникать на Русь...
...Древнерусская литература не таит эффектов гениальности, её голос негромок. Авторское начало было приглушено в древней литературе. В ней не было ни Шекспира, ни Данте. Это хор, в котором совсем нет или очень мало солистов и в основном господствует унисон... Имён крупных писателей в Древней Руси также немало: Иларион, Нестор, Симон и Поликарп, Кирилл Туровский, Климент Смолятич, Серапион Владимирский, Епифаний Премудрый, Ермолай Еразм, Иван Грозный, Аввакум и многие другие. Тем не менее литература Древней Руси не была литературой отдельных писателей: она, как и народное творчество, была искусством надындивидуальным. Это было искусство, создававшееся путём накопления коллективного опыта и производящее огромное впечатление мудростью традиций и единством всей — в основном безымянной — письменности...
Древнерусскую литературу можно рассматривать как литературу одной темы и одного сюжета. Этот сюжет — мировая история, и эта тема — смысл человеческой жизни... Каждое произведение в какой-то мере находит своё географическое место и свою хронологическую веху в истории мира. Все произведения могут быть поставлены в один ряд друг за другом в порядке совершающихся событий: мы всегда знаем, к какому историческому времени они отнесены авторами... Все произведения посвящены событиям, которые были, совершились или хотя и не существовали, но всерьёз считаются совершившимися. Древнерусская литература вплоть до XVII в. не знает или почти не знает условных персонажей. Имена действующих лиц — исторические: Борис и Глеб, Феодосий Печерский, Александр Невский, Дмитрий Донской, Сергий Радонежский, Стефан Пермский... При этом древнерусская литература рассказывает по преимуществу о тех лицах, которые сыграли значительную роль в исторических событиях: будь то Александр Македонский или Авраамий Смоленский...
Разумеется, исторически значительными лицами будут, со средневековой точки зрения, не всегда те, которых признаём исторически значительными мы — с точки зрения людей нового времени. Это по преимуществу лица, принадлежащие к самой верхушке феодального общества: князья, полководцы, епископы и митрополиты, в меньшей мере — бояре. Но есть среди них и лица безвестного происхождения: святые отшельники, основатели скитов, подвижники. Они также значительны, с точки зрения средневекового историка (а древнерусский писатель по большей части именно историк), так как и этим лицам приписывается влияние на ход мировой истории: их молитвами, их нравственным воздействием на людей...
Мы часто говорим о внутренних закономерностях развития литературных образов в произведениях новой литературы и о том, что поступки героев обусловлены их характерами. Каждый герой литературы нового времени по-своему реагирует на воздействия внешнего мира. Вот почему поступки действующих лиц могут быть даже «неожиданными» для авторов, как бы продиктованными авторам самими этими действующими лицами.
Аналогичная обусловленность есть и в древней русской литературе — аналогичная, но не совсем такая. Герой ведёт себя так, как ему положено себя вести, но положено не по законам его характера, а по законам поведения того разряда героев, к которому он принадлежит. Не индивидуальность героя, а только разряд, к которому принадлежит герой в феодальном обществе! И в этом случае нет неожиданностей для автора. Должное неизменно сливается в литературе с сущим. Идеальный полководец должен быть благочестив и должен молиться перед выступлением в поход... Вот почему в древнерусской литературе повторяются типы поведения, повторяются отдельные эпизоды, повторяются формулы, которыми определяется то или иное состояние, события, описывается битва или характеризуется поведение. Это не бедность воображения — это литературный этикет: явление очень важное для понимания древнерусской литературы. Герою полагается вести себя именно так, и автору полагается описывать героя только соответствующими выражениями... Подобно тому как в иконописи фигуры святых как бы висят в воздухе, невесомы, а архитектура, природа служат им не окружением, а своеобразным «задником», фоном, — так и в литературе многие из её героев не зависят от действительности. Характеры их не воспитаны обстоятельствами земной жизни, — святые пришли в мир со своей сущностью, со своей миссией, действуют согласно выработанному в литературе этикету...
Кружево слов плетётся вокруг сюжета, создаёт впечатление пышности и таинственной связи между словесным обрамлением рассказываемого. Церемония требует некоторой торжественности и украшенности.
Из работы О.В. Творогова «Литература Древней Руси»
Приняв христианство, Древняя Русь одновременно получила и письменность и литературу... Древнерусские книжники оказались перед лицом сложнейшей задачи: нужно было в возможно кратчайший срок обеспечить создаваемые на Руси церкви и монастыри необходимыми для богослужения книгами, нужно было ознакомить новообращённых христиан с христианской догматикой, с основами христианской морали, с христианской историографией в самом широком смысле этого слова: и с историей Вселенной, народов и государств, и с историей церкви, и, наконец, с историей жизни христианских подвижников. Необходимо было рассказать о том, как — с христианской точки зрения — устроен мир, объяснить смысл целесообразно и мудро «устроенной богом» природы. Словом, нужно было незамедлительно создавать литературу, посвящённую сложнейшим мировоззренческим вопросам. Книги, привезённые из Болгарии, не могли обеспечить все эти разносторонние потребности молодого христианского государства, и, следовательно, нужно было переводить, переписывать, размножать произведения христианской литературы. Вся энергия, все силы, всё время древнерусских книжников на первых порах были поглощены выполнением этих первоочередных задач. Процесс письма был длительным, материал письма (пергамен) дорогим, и это не только делало каждый книжный фолиант трудоёмким, но и придавало ему особый ореол ценности и значительности. Литература воспринималась как нечто очень важное, серьёзное, предназначенное обслуживать наиболее высокие духовные потребности.
3. Образование
Из работы А.А. Леонтьева «Начало образования на Руси»
На Руси учебные заведения именовались училищами: слово школа вошло в обиход начиная с XIV века. Уже в первой половине XI века нам известны дворцовая школа князя Владимира в Киеве и школа, основанная Ярославом Мудрым в Новгороде в 1030 году.
Содержание образования, как и в учебных заведениях Запада, составляли восходящие к Античности семь свободных искусств: грамматика, риторика, диалектика (так называемый тривиум), арифметика, геометрия, музыка и астрономия (так называемый квадривиум). Особые школы существовали для обучения грамоте и иностранным языкам; в 1086 году в Киеве было открыто первое женское училище. По образцу киевской и новгородской при дворах русских князей открывались и другие школы — например, в Переяславле, Чернигове, Суздале школы создавались при монастырях.
Школы были не только учебными заведениями, но и центрами культуры, в них делались переводы древних и византийских авторов, переписывались рукописи.
Некоторые историки российского образования, и в числе их такой компетентный историк, как П.Н. Милюков, высказывали мнение (опираясь на факты, относящиеся к XV— XVI вв.), что в Древней Руси большинство населения было не только малообразованным, но и вообще безграмотным. Однако сохранились многочисленные свидетельства обратного. Например, открыты так называемые граффити (надписи, сделанные на стенах соборов и церквей; особенно известны граффити Новгородского и Киевского Софийских соборов), оставленные явно случайными прихожанами. Найдены многочисленные берестяные грамоты XI—XIII вв., причём не только в Великом Новгороде, но и в других древнерусских городах; по их содержанию видно, что их авторами были люди самого различного социального положения, в том числе купцы, ремесленники, даже крестьяне, встречались и грамоты, написанные женщинами. Сохранилась даже грамота, служившая ребёнку школьной тетрадкой. Есть и другие как прямые, так и косвенные свидетельства относительно широкого распространения грамотности в Древней Руси.
Упадок культурной жизни Древней Руси в результате татаро-монгольского нашествия (как известно, в это время погибла большая часть древнерусских рукописей) отразился и на образовании. Из в основном светского оно стало почти исключительно духовным (монастырским). Именно православные монастыри сыграли в это время (XIII—XV вв.) роль хранителей и распространителей российского образования.
4. Зодчество
Из работы А.И. Комеча «Древнерусское зодчество конца X — начала XII в. Византийское наследие и становление самостоятельной традиции»
Не подлежит сомнению основополагающая роль византийской художественной традиции для русского зодчества... Искусство Константинополя импонировало русским князьям, оно было взято за образец, из византийской столицы приглашали зодчих...
Княжеская культура и княжеское строительство определили русскую архитектуру с конца X в. по 1030-е годы. Десятинная церковь и Спасо-Преображенский собор в Чернигове были придворными княжескими храмами, они дали образцы великолепного, развитого и тонкого искусства... Грандиозность ранних памятников византийской империи пленила русских князей, и потому они придавали своим постройкам большие размеры, устраивали в них обширные хоры. Связанное с хорами многоглавие стало причиной особенного внимания зодчих к гармонизации внешнего облика храмов, внесению в их очертания мягкого объединяющего криволинейного ритма...
Со строительства Ярослава Мудрого на Руси начинается интенсивное и непрерывное развитие каменного зодчества. Создание нового обширного киевского «города» рядом со старым городом Владимира, возведение парадных ворот, среди
которых выделялись Золотые, возведение кафедрального собора сопровождались и новым приглашением греческих мастеров, и более активной переработкой константинопольской традиции. Мощное и полнокровное искусство выразило величие
и, в глазах русских людей того времени, «богоизбранность» киевского государства. В переплетении идей божественной и княжеской власти требования последней были определяющими для характера культуры и характера христианства...
Для эпохи характерно глубокое осознание места и роли Руси в мире. Софийский собор Киева, невольно ассоциирующийся с главной святыней Царьграда... Софийские соборы Киева, Новгорода и Полоцка стали новаторскими явлениями архитектуры не только Киевской Руси, но и всего общевизантийского круга. Уникальные по своей композиции, они с наибольшей полнотой выразили эпоху. И хотя их структура не повторялась в последующем строительстве, все же их существенные черты были унаследованы постепенно складывавшимся каноническим типом храма.
Памятники этого периода свидетельствуют о широком участии русских мастеров в их создании, о переходе последних постепенно к самостоятельной работе. Здесь формируется та архитектурная школа, которая во второй половине XI в. пойдёт по пути накопления художественного и ремесленного опыта, по пути создания типа закомарного храма.
В архитектуре следующих за строительством Ярослава десятилетий происходят показательные перемены. Общая композиция упрощается. Новые трёхнефные храмы цельны и объединены, в них нет того ощущения огромного комплекса, своеобразного города, которое невольно возникает в Софийском соборе Киева... Увеличивается число архитектурных типов, свидетельствующее и о новых потребностях русского общества, и о сохранении живой связи с византийской архитектурной традицией.
Происходят перемены в эмоциональной атмосфере искусства, его идейной наполненности. Если в соборах середины века преобладало чувство торжественного величия и триумфальной явленности, то в интерьерах новых храмов выразительность архитектурных форм кажется значительно более связанной с созерцанием, размышлением...
На рубеже XI—XII вв. начинается формирование самостоятельных архитектурных школ Переяславля и Новгорода...
Постепенно меняется и социальная природа искусства. Оно было дворцовым до Ярослава, оставаясь княжеским, сделалось государственным в середине XI в., оставаясь княжеским, превратилось в монастырское во второй половине этого же столетия. Следующий этап развития русского зодчества связан уже со строительством некняжеских монастырей и храмов...
Тип закомарного храма, выработанный русским искусством к началу XII в., не только подытожил его вековое развитие. Он создал основу для дальнейшего движения, с него начинается развитие искусства всех удельных княжеств XII в.
Из работы П.Н. Милюкова «Очерки по истории русской культуры »
Как везде, наиболее способной к самостоятельному развитию оказалась и у нас, на Руси, архитектура. Причину этого понять нетрудно. Из всех видов художественного творчества архитектура есть наиболее материальный, наиболее тесно связанный с данной житейской обстановкой. Зодчество какой бы то ни было страны всегда находится в самой сильной зависимости от местных условий, например климата, почвы, наличных строительных материалов, привычек и потребностей и т. д. ...Прежде всего, в стране лесов самобытный архитектурный стиль должен был, очевидно, создаться в сфере деревянных построек, тогда как каменные постройки надолго должны были остаться под иноземным влиянием. Про каменные постройки Киевской Руси мы очень мало знаем... Во всяком случае, национального русского влияния тут ещё проследить нельзя: строят южнорусские соборы иностранные мастера.
Иначе стоит вопрос об архитектуре Новгорода и Пскова. Тут также предполагается иностранное влияние, идущее с Запада и приносившее в Россию отголоски романского стиля. Но в приземистой, низенькой форме новгородских церквей, в их покрытии двускатной крышей на каждой из четырёх сторон куба, заменившем фронтонное покрытие южного храма, нельзя не видеть влияния местного климата и деревянной архитектуры. Таким образом, здесь уже дают себя знать черты, приобретённые церковным зодчеством в России. Переходя к владимиро-суздальской архитектуре, мы стоим на более твёрдой почве. Здесь романские — и именно итальянские — влияния уже несомненны. Отличительная черта вла- димиро-суздальской церкви сравнительно с новгородской — её стройность, стремление ввысь — и всё увеличивающиеся украшения стен, простых и голых в Новгороде. Здесь они украшаются пояском из арочек и колонками на высоте второго этажа, романским порталом и лепными украшениями (Покровская церковь, Дмитриевский и Георгиевский соборы). Конечно, нельзя выводить эти суздальские особенности из национальной архитектуры... Очень вероятно, что это просто продукт новых русских заимствований из Византии, где к тому времени успели сложится новые формы архитектуры и орнамента.
5. Иконопись
Из работы В.Н. Лазарева «Русская иконопись от истоков до начала XVI века»
Русская икона органически связана многими нитями преемственности с византийским искусством. Уже с конца X века образцы византийской иконописи начали попадать на Русь и становились не только предметом поклонения, но и предметом подражания. Однако отсюда ещё не следует, что русская иконопись была простым ответвлением византийской. Долгое время она находилась в орбите её притяжения, но уже с XII века начался процесс её эмансипации. Веками накапливаемые местные черты перешли постепенно в новое качество, отмеченное печатью национального своеобразия. Это был длительный процесс, и очень трудно чётко обозначить его хронологические границы.
Наиболее интенсивно он протекал на Севере, в таких городах, как Псков и Новгород. Их отдалённость от Византии и их республиканский образ правления позволили ставить и решать различные проблемы, в том числе и художественные, более независимо и смело. К тому же в этих северных областях, не затронутых татарским нашествием, традиции народного искусства держались особенно крепко, и они властно о себе напомнили в XIII веке, когда почти прервались всякие связи с Византией.
В пределах Московского княжества интересующий нас процесс протекал более медленно. Но и здесь постепенно был выработан свой художественный язык. И если это не привело к решительному разрыву с византийским наследием, то с эпохи Андрея Рублёва московская живопись также обрела своё собственное лицо. С этого момента у нас есть все основания говорить о древнерусской иконописи как уже о вполне сложившейся национальной школе.
Из работы Б.И. Пуришева «Андрей Рублёв и общие вопросы развития древнерусского искусства XIV—XVII веков»
Своеобразие и значение Рублёва в том, что, явившись подлинным классиком древнерусской национальной живописи, он с небывалой до того времени силой воплотил в своём творчестве черты национального художественного гения... Рублёв достиг исключительных высот, создав произведения, естественно вызывающие в памяти различные замечательные образцы мирового искусства. Рублёва называли «русским Рафаэлем», «русским Беато Анжелико», сравнивали с Перуджино, Джорджоне, мастерами сиенской и умбрийской школ...
Рублёв чужд миру трагического. Его творчество лишено какой бы то ни было внутренней дисгармонии, вполне явственной подчас в памятниках западноевропейской готики. Подлинную природу его искусства составляют классическая ясность и гармония. Через византийскую живопись, в которой никогда не иссякали античные мотивы, Рублёв глубоко и с большой творческой мудростью проникает в сущность эстетического идеала древней Эллады... В отличие от Феофана Рублёв не порывает с традициями византийского классицизма. Это сказывается и в его Троице, и во владимирских фресках, производящих подчас несколько архаическое впечатление. Было бы, однако, глубоко неправильным усматривать в этом косность художественной мысли Рублёва. Он необычайно чуток к достижениям новой византийской живописи, о чём достаточно убедительно свидетельствует хотя бы та же Троица. В то же время он не порывает и с миром византийского классицизма, так как ему импонирует величавая торжественность форм и представлений последнего...
Религия Рублёва была религией одухотворённой любви... В произведениях Рублёва древнее божество теряет свой грозный характер. В его благостном, задушевном светловолосом Спасе из церкви Успения на Городке в Звенигороде мы видим самобытный русский вариант сурового Пантократора царственной Византии; традиционной суровости лишён и апостол Павел из того же звенигородского чина, погружённый в тихое раздумье; юношеской нежностью и мягкостью проникнуты его ангелы, в которых Рублёв наиболее полно раскрывает свой идеал прекрасного. Духом гармоничного, прозрачного лиризма овеяна Троица. Фигуры ангелов не застыли в иератическом, величественном бесстрастии; они интимно и с подлинным чувством склоняют голову набок, ведя между собой «священную беседу». Их внутреннее лирическое движение подчёркнуто кругообразным движением композиции, плавным ритмом певучих линий и контуров. В то же время повышенный лиризм Рублёва нигде не переходит в жеманную грацию, в ту утрированную манерность, которая присуща многим памятникам французской и немецкой готики, а также иным, более поздним произведениям древнерусской живописи. В Троице изысканная динамика парабол подчинена классически ясному, замкнутому в себе построению целого, к числу характерных свойств которого относится и безупречная цветовая гармония, давшая И.Э. Грабарю основание говорить о типологической близости Рублёва-колориста к венецианцам XVI века. Подчиняя свои «чистые, звонкие и сильные» краски гармонирующему началу, Рублёв возвышается до редкого тонального совершенства, возможного лишь на ступени подлинно великого искусства. В ряду мастеров старорусской живописи Рублёв был, быть может, самым «классическим», что оправдывает его сближение не только с живописцами умбрийской и сиенской школ, но и с Перуджино, Джорджоне и Рафаэлем. В тесной связи с классической природой Рублёва стоит и его культ выразительной линии, силуэтного контура, который, однако, у него ещё не приводит к нераздельному торжеству графически- плоскостного начала. Формы у Рублёва сохраняют известную пластичность, объёмность, пространство не утрачивает определённой конкретности, краски не служат лишь целям иллюминирования, но играют наряду с линией самостоятельную роль в гармоническом построении картины. Всё это способствует монументальной выразительности произведений Рублёва...
Рублёв не чуждается реального, его искусство не отрицает жизни в её чувственных основах, но реальное неизменно соединяется у него с идеальным в гармоническом синтезе. В этом подлинное величие Рублёва, основы его духовного родства с искусством древней Греции и итальянского Ренессанса. Именно поэтому, будучи представителем средневекового искусства, Рублёв в то же время, по существу, является крупнейшим мастером русского Возрождения, наиболее полно и в то же время самобытно воплотившим в своём творчестве эстетический идеал, созвучный искусству Эллады. Его творчество отражает тот новый тип в развитии национальной культуры Древней Руси, который последовал за Куликовской битвой, завершившейся решительной победой русского народа над пол-
чищами монгольских завоевателей. В лице Рублёва русский народ вновь выходил на арену мировой культуры, неся с собой неисчерпаемый запас творческих сил и возможностей. В этом смысле Рублёв — глубоко народный художник; после Слова о полку Игореве его творчество — величайшее явление в истории древнерусского национального искусства. Его художественная мощь и самобытность, его величавое мироощущение в конечном счёте отражают в формах сакрального искусства интенсивный подъём народно-национальных сил Древней Руси. В связи с этим следует отметить и обращение Рублёва к Троица. Икона Андрея Рублёва.    русскому    национальному типу, отдель
ные черты которого он подчас воспроизводит с большой тонкостью... закрепляя таким образом новую культурно-художественную концепцию в истории древнерусского искусства. Включение русского национального типа в сферу эстетики прекрасного знаменовало решительный успех народно-национальной идеи, в течение долгого времени заглушавшейся монгольским владычеством. Подводя величественный итог многовековой средневековой культуре и в то же время указывая пути будущему, Андрей Рублёв сыграл решающую роль в развитии национального искусства и не был превзойдён последующими поколениями.
6. Научные знания
Из работы П.Н. Милюкова «Очерки по истории русской культуры»
По самой трудности усвоения математические знания принадлежали к числу наименее распространённых в древней Руси; их приобретали только по необходимости, и сами специалисты владели ими в очень несовершенной степени. Самый способ изображать цифры буквами, заимствованный из Византии, мешал русским пользоваться всеми удобствами десятичной системы счисления...
Ближайшими практическими нуждами определился и состав дальнейших математических знаний. Из четырёх правил арифметики употреблялись на практике преимущественно сложение и вычитание. Умножение и деление плохо давалось нашим предкам. Но что давалось им ещё труднее — это дроби... Из других разделов математики единственным, известным в древней Руси, была геометрия. Под геометрией, впрочем, разумелось совсем не то, что теперь проходится в школе под этим заглавием... Геометрией называлось в буквальном смысле искусство мерить землю...
Переходим к астрономическим познаниям древней Руси. Единственным сколько-нибудь серьёзно изучавшимся отделом астрономии был отдел чисто прикладной. И по религиозным, и по другим житейским причинам древняя Русь нуждалась в календарных сведениях. Для определения времени переходящих праздников необходимо было знать «круг луны» и «круг солнца». Собственно, все нужные вычисления были сделаны ещё в первые века христианства на всё время до конца XV в. С окончанием этой старой «Пасхалии» в 1480 г. ждали на Руси и кончины мира. Но так как мир продолжал существовать, то пришлось составлять и новую пасхалию...
Из работы С.М. Марчукова «Медицина в зеркале истории»
Первые письменные упоминания о медицине на Руси восходят к XI в. В летописях врачей называли лечцами. О них упоминает «Краткая Русская Правда» — древнейший из дошедших до нас свод русских законов, который был составлен при Ярославе Мудром в первой четверти XI в. Лечцы передавали секреты врачевания по наследству, от отца к сыну. Уже в 1073 и 1076 гг. были записаны «Изборники», в которых наряду с переводами фрагментов библейских книг и сочинений византийских писателей были перечислены некоторые болезни и приведены сведения об их лечении, рекомендации о содержании тела в чистоте, советы относительно питания в разные времена года. Упоминаются в «Изборнике» и лечцы, которые лечат травами и мазями, а также леч- цы-хирурги, умеющие делать прижигания и «разрезать ткани» ...
Возникновение анатомии на Руси, как и в других странах, было связано в первую очередь с потребностью оказания врачебной помощи при травмах и ранениях, полученных на войне. При описании хирургических операций и действия оружия применялись сходные термины: «разрезание тканей», «распластание телес».
Сведения по анатомии содержатся в знаменитом «Шес- тодневе» Иоанна Болгарского (X в.), который переписывался на Руси до XVIII в. Наиболее ранний из русских списков этого произведения, рассказывающего о шести днях творения, относят к 1414 г. Особенно много внимания уделено в «Шестодневе» сердцу и мозгу. Сердце названо «князем и владыкой» человеческого тела...
В XI в. стала развиваться монастырская медицина, появились монастырские больницы. В Никоновской летописи записано, что в 1091 г. митрополит Ефрем поставил больницы в Переяславле. Позднее они появились в Новгороде, Смоленске и других городах. Сведения о монастырской больнице содержатся в монастырских хрониках — «Киево-Печерском патерике» (XII в.). Он содержит упоминания о монахах, известных своим врачебным искусством. Это «пречудный лечец» Антоний и его ученик «преподобный Агапит», исцеливший внука Ярослава Мудрого, будущего киевского князя Владимира Мономаха. Сохранилось предание о том, что князь Владимир вызвал к себе Агапита, потеряв надежду на исцеление от тяжёлой болезни. Однако Агапит не выходил за пределы монастыря. Он отказался посетить князя и прислал ему своё «зелье», от которого Владимир быстро поправился. После выздоровления князь пожелал щедро наградить искусного врача и передал ему богатые дары. Агапит раздал княжеские подарки неимущим людям...
При княжеских и боярских дворах на Руси издавна служили светские лекари («лечцы»), как русские, так и иноземные. Летописи XI—XII вв. сохранили упоминания о лечце-ар- мянине («Ормянине»), который был «хитр зело во врачевании». К этому врачу, умевшему определять болезни по внешнему виду и пульсу, обращались князья Всеволод и Владимир Мономах. При дворе черниговского князя в XII в. служил врачеватель Пётр по прозвищу Сириянин (сириец).
«Киево-Печерский патерик» содержит сообщение о медицинских диспутах («стязаниях о врачевськой хытрости») между Агапитом и «Ормянином», с одной стороны, и Петром Сириянином — с другой.
Упоминают хроники Киево-Печерской лавры и о «преподобном Алимпии». Он излечивал мазью прокажённых после того, как их не могли вылечить «волхвы и неверные люди». Больных и сирых, в том числе и душевнобольных, с XI в. было принято отправлять в монастыри. Во многих монастырских больницах практиковали искусные во врачевании монахи. «Киево-Печерский патерик» содержит перечень требований к ним: лечцы должны были, ухаживая за больными, выполнять самую чёрную работу; быть терпимыми в обращении с ними; не заботиться о личном обогащении. Некоторые мона- хи-лечцы были впоследствии канонизированы православной церковью.
При монастырях часто содержались больничные палаты. Берестяные грамоты начала XIV в. сообщают о существовании монастырских больниц в древнем Новгороде... В начале XV в. в Кирилло-Белозерском монастыре, на территории которого располагались больничные палаты, его основатель монах Кирилл Белозерский (1337—1427) перевёл с греческого небольшой рукописный трактат «Галиново на Иппократа» — комментарии Галена на сочинение одного из врачей школы Гиппократа «О природе человека». В дальнейшем это сочинение часто включалось в состав многочисленных травников и лечебников и приобрело широкую популярность.
Вопросы и задания
1. В чём суть явления, сформулированного Г.В. Вернадским как «своеобразный дуализм» в литературном искусстве Древней Руси? Какой жанр древнерусского фольклора он считает ведущим? Почему? О чём свидетельствует русская пословица «Из песни слова не выкинешь»? Что означают слова: «Песня — живая летопись русского народа». Найдите в словарях определение былины. Каковы характерные особенности древнерусских былин? Чем различаются былинные герои Владимира, Новгорода и Галича? С чем связаны эти различия? Как вы думаете, чем сказки отличаются от былин? Что между ними общего? В чём различия волшебных и сатирических сказок? Приведите конкретные примеры.
2. Каковы истоки древнерусской литературы? Каковы её особенности? С чем были связаны эти особенности? Вспомните, какие жанры существовали в древнерусской литературе. Приведите конкретные примеры.
3. Какие точки зрения на проблему образования и грамотности древнерусского общества существуют в отечественной историографии? Какими фактами о распространённости образования в Древнерусском государстве располагают современные историки? Найдите в тексте «Повести временных лет» сюжеты, дающие представление об уровне образования и грамотности на Руси.
4. Каковы общие черты древнерусского зодчества конца X — начала XII в.? Какие процессы свидетельствуют о происходящей эволюции древнерусского зодчества? Выделите архитектурные стили, характерные для данного периода. Найдите в справочных изданиях и на сайтах в Интернете их описание.
5. Вспомните, что такое икона. Когда и при каких обстоятельствах появились первые иконы? Что такое иконописный канон? Каковы основные особенности изображения святых на иконах? Какую эволюцию прошла русская школа иконописи? Каковы особенности творчества Андрея Рублёва? Какие обстоятельства позволяют сделать вывод о том, что Андрей Рублёв является одним из первых представителей русской национальной школы живописи? Каковы особенности этой школы? Академик Д.С. Лихачёв заметил, что «национальные идеалы русского народа полнее всего выражены в творениях двух его гениев — Андрея Рублева и Александра Пушкина. Именно в их творчестве отчётливее всего сказались мечты русского народа о самом хорошем человеке, об идеальной человеческой красоте... Эпоха Рублёва была эпохой возрождения веры в человека, в его нравственные силы, в его способность к самопожертвованию во имя высоких идеалов». Прокомментируйте эту мысль.
6. Дайте характеристику научным знаниям в древнерусском обществе. Чем определялся круг знаний древнерусского человека? Приведите конкретные примеры.
7. Какое значение для развития древнерусской культуры и искусства имело принятие христианства? На основе текстов выделите общие черты, характерные для древнерусской культуры.

 
 
« Пред.   След. »

Основные рефераты

Основные рефераты