Подготовка к ЕГЭ, ГДЗ, сочинения, эссе, рефераты arrow История arrow История России 10 класс А.А. Данилова arrow § 3. Россия во всемирной истории. Особенности российской истории

§ 3. Россия во всемирной истории. Особенности российской истории

§ 3. Россия во всемирной истории. Особенности российской истории

Давайте вспомним
С какого времени идёт отсчёт существования Российского государства
Какие исторические эпохи в мировой истории предшествовали появлению Российского государства
Основные точки зрения на специфику истории России
В отечественной и мировой историографии существуют три основные точки зрения на проблему особенностей истории России.
Сторонники первой из них, придерживающиеся концепции однолинейности мировой истории, считают, что все страны и народы, в том числе Россия и русская нация, проходят в своей эволюции одни и те же, общие для всех стадии, движутся по одному, общему для всех пути. Те или иные особенности российской истории трактуются представителями этой школы как проявления отсталости России и русских. В нашей стране эта точка зрения характерна в первую очередь для исторической публицистики западнического, в том числе догматизиро- ванно-марксистского, направления.
Историки-профессионалы, исходящие из той же методологической посылки, как правило, избегают использования применительно к истории России понятия «отсталость», предпочитая другой термин — «задержка» движения российской истории. Соответственно центр исследований переносится ими на выявление причин, замедливших ход исторической эволюции России. В наиболее яркой форме эта точка зрения представлена в трудах выдающегося русского историка С.М. Соловьёва.
Из работы С.М. Соловьёва «Публичные чтения о Петре Великом»
«Два живых существа начали движение вместе по одной дороге, при равных условиях, и одно очутилось назади, отстало: первая мысль здесь, что, при равенстве внешних условий, различие необходимо заключается во внутренних условиях, в том, что отставший слабее того, кто ушёл вперёд. Но движение народов по историческому пути нельзя сравнивать вообще с беганьем детей взапуски или конскими бегами, к которым прилагается слово: отстать. В историческом движении может быть совершенно другое: здесь внутренние силы, средства могут быть равные или даже их может быть больше у того, кто движется медленнее, но внешние условия разные, и они-то заставляют двигаться медленнее, задерживают, и потому надобно внимательно отличать отсталость, происходящую от внутренней слабости при равенстве внешних условий, и задержку, происходящую от различия, неблагоприятности внешних условий при равенстве внутренних. В данном случае мы должны именно употреблять второе выражение, ибо русский народ как народ славянский принадлежит к тому же великому арийскому племени, племени — любимцу истории, как и другие европейские народы, древние и новые, и подобно им имеет наследственную способность к сильному историческому развитию: одинаково у него с новыми европейскими народами и другое могущественное внутреннее условие, определяющее его духовный образ — христианство. Следовательно, внутренние условия и средства равны, и внутренней слабости и потому отсталости мы предполагать не можем; но когда обратимся к условиям внешним, то видим чрезвычайную разницу, бросающуюся в глаза неблагоприятность условий на нашей стороне, что вполне объясняет задержку развития».
Сторонники второго подхода к изучению российской истории исходят из концепции многолинейности исторического развития. Они полагают, что история человечества состоит из историй целого ряда самобытных цивилизаций, каждая из которых преимущественно развивает (развивала) какую-либо одну (или специфическое сочетание нескольких) сторону человеческой природы, эволюционирует по своему собственному пути; одной из таких цивилизаций является русская (славянская) цивилизация.
Из отечественных исследователей данный подход в наиболее всесторонней форме обоснован поздним славянофилом
Н.Я. Данилевским. Он полагал, что «прогресс состоит не в том, чтобы всем идти в одном направлении, а в том, чтобы всё поле, составляющее поприще исторической деятельности человечества, исходить в разных направлениях...». В истории Данилевский выделял несколько культурно-исторических типов, каждый из которых «развивал самостоятельным путём начало, заключавшееся как в особенностях его духовной природы, так и в особенных внешних условиях жизни, в которые они были поставлены, и этим вносил свой вклад в общую сокровищницу». По его мнению, историческое развитие в целом определяется рядом законов.
Из книги Н.Я. Данилевского «Россия и Европа»
«Закон 1. Всякое племя или семейство народов, характеризуемое отдельным языком или группой языков, довольно близких между собою, — для того чтобы сродство их ощущалось непосредственно, без глубоких филологических изысканий, — составляет самобытный культурно-исторический тип...
Закон 2. Дабы цивилизация, свойственная самобытному культурно-историческому типу, могла зародиться и развиваться, необходимо, чтобы все народы, к нему принадлежащие, пользовались политической независимостью.
Закон 3. Начала цивилизации одного культурно-исторического типа не передаются народам другого типа. Каждый тип вырабатывает её для себя при большем или меньшем влиянии чуждых, ему предшествовавших или современных цивилизаций.
Закон 4. Цивилизация, свойственная каждому культурно-исто- рическому типу, тогда только достигает полноты разнообразия и богатства, когда разнообразны этнографические элементы, его составляющие, — когда они, не будучи поглощены одним политическим целым, пользуясь независимостью, составляют федерацию или политическую систему государств.
Закон 5. Ход развития культурно-исторических типов всего ближе уподобляется тем многолетним одноплодным растениям, у которых период роста бывает неопределённо продолжителен, но период цветения и плодоношения — относительно короток и истощает раз навсегда их жизненную силу».
Данилевский среди прочих культурно-исторических типов выделил и славянский, черты которого, по его мнению, в наиболее яркой форме проявились в русском народе.
Третья группа авторов пытается примирить оба указанных подхода. К представителям этого направления принадлежал видный русский историк и общественный деятель П.Н. Милюков. По его мнению, в историческом процессе различаются три главные группы производящих его условий.
Из книги П.Н. Милюкова «Очерки по истории русской культуры»
«Первое условие заключается во внутренней тенденции, внутреннем законе развития, присущем всякому обществу и для всякого общества одинаковом. Второе условие заключается в особенностях той материальной среды, обстановки, среди которой данному обществу суждено развиваться. Наконец, третье условие состоит во влиянии отдельной человеческой личности на ход исторического процесса. Первое условие сообщает различным историческим процессам характер сходства в основном ходе развития; второе условие придаёт им характер разнообразия; третье, наиболее ограниченное в своём действии, вносит в исторические явления характер случайности».
Таким образом, представители трёх подходов по-разному трактуют проблему особенностей русской истории. Тем не менее все они признают воздействие на развитие России неких мощных факторов (причин, условий), которыми обусловливается значительное отличие истории России от истории других обществ.
Что же это за условия? В отечественной и зарубежной историографии обычно выделяются четыре фактора, определившие особенности (отсталость, задержку, самобытность, своеобразие) российской истории: природно-климатический; геополитический; конфессиональный (религиозный) и социальной организации.
Влияние на российскую историю природно-климатического фактора
Воздействие этого фактора отмечали практически все исследователи своеобразия исторического развития России.
Подробно остановился на этой проблеме академик Л.В. Милов, который при её решении опирался, пожалуй, на наиболее солидную фактическую базу. По его мнению, в Центральной России, составляющей историческое ядро Русского государства (после его перемещения из Киева в Северо-Восточ- ную Русь), именно природный фактор не только определял продолжительность сезона сельскохозяйственных работ, но и влиял на характер власти.
Из статьи Л.В. Милова «Природно-климатический фактор и особенности российского исторического процесса»
При всех колебаниях в климате цикл сельскохозяйственных работ был необычайно коротким, занимая всего 125—130 рабочих дней (примерно с середины апреля до середины сентября по старому стилю). В течение, по крайней мере, четырёх столетий русский крестьянин находился в ситуации, когда худородные почвы требовали тщательной обработки, а времени на неё у него просто не хватало, как и на заготовку кормов для скота... Находясь в столь жёстком цейтноте, пользуясь довольно примитивными орудиями, крестьянин мог лишь с минимальной интенсивностью обработать свою пашню, и его жизнь чаще всего напрямую зависела только от плодородия почвы и капризов погоды. Реально же при данном бюджете рабочего времени качество его земледелия было таким, что он не всегда мог вернуть в урожае даже семена. Русский земледелец должен был в 21—25 рабочих дней реально вложить в землю такой объём труда, который в более благоприятных условиях господского хозяйства на барщине занимал
около 40 рабочих дней. Практически это означало для крестьянина неизбежность труда буквально без сна и отдыха, труда днём и ночью, с использованием всех резервов семьи (труда детей и стариков, на мужских работах женщин и т. д.). Крестьянину на западе Европы ни в средневековье, ни в новом времени такого напряжения сил не требовалось, ибо сезон работ был там гораздо дольше. Перерыв в полевых работах в некоторых странах был до удивления коротким (декабрь- январь). Конечно, это обеспечивало более благоприятный ритм труда.
Да и пашня могла обрабатываться гораздо тщательнее (4—6 раз).
В этом заключается фундаментальное различие между Россией и Западом, прослеживаемое на протяжении столетий. Еще в XVIII в. агроном И. И. Комов писал: «...В южных странах Европы, например, в Англии (!) под ярь и зимою пахать могут, а озимь осенью в октябре, в ноябре сеять... Поэтому у нас еще больше, нежели в других местах, работою спешить должно». За этими скупыми, сдержанными оценками скрывается колоссальное различие с Западом не только в возможностях земледелия, но и в укладе жизни крестьянина, во всей его культуре в целом и т. п.
Неблагоприятные условия ведения сельского хозяйства оказали прямое воздействие на тип русской государственности.
При относительно низком объёме совокупного продукта господствующий класс создавал, по мнению Милова, жёсткие рычаги государственного механизма, направленные на изъятие той доли совокупного прибавочного продукта, которая шла на потребности самого государства, господствующего класса, общества в целом. Именно этим во многом объяснялась многовековая традиция деспотической власти российского самодержца, отсюда идут в конечном счёте и истоки режима крепостного права в России.
Низкая урожайность, зависимость результатов труда от погодных условий обусловили чрезвычайную устойчивость в России общинных институтов, являющихся определённым социальным гарантом выживаемости основной массы населения.
Этим во многом объясняется и стремление крестьян после реформы 1861 г. сохранить общину, и устойчивость в СССР колхозного строя, основанного на этой же традиции.
Природно-климатический фактор во многом определил и особенности национального характера русских. Краткость сезона полевых работ приводила к формированию способности жителей России к крайнему напряжению
сил, концентрации всего своего потенциала на решение поставленной задачи. Вместе с тем постоянный дефицит времени, «авральный» характер труда не способствовали выработке ярко выраженной привычки к тщательности, аккуратности в работе. Это часто вело к тому, что при напряжённом труде, героических усилиях урожайность зерновых оставалась низкой. Наличие же безбрежных массивов необработанной земли в разные исторические эпохи обусловливало лёгкость русского человека к перемене мест.
В итоге сохранялся экстенсивный характер земледелия. Тяжёлые условия труда, сила общинных традиций дали почву для развития у русского человека чувств доброты, коллективизма, готовности к помощи, вплоть до самопожертвования. К этой черте восходят и традиции русской интеллигенции, остающейся феноменом именно России.
Влияние на историю России геополитического фактора
Обычно отмечаются следующие геополитические условия, повлиявшие на специфику российской истории: обширная, слабо заселённая территория, незащищённая естественными преградами граница, оторванность (на протяжении долгого времени) от морей и соответственно от морской торговли, благоприятствующая территориальному единству исторического ядра России речная сеть, промежуточное между Европой и Азией положение территорий.
Слабая заселённость земель Восточно-Европейской равнины и Сибири, ставших объектом приложения сил русского народа, имела многообразные последствия для его истории. Наличие обширных земельных резервов создавало благоприятные условия для оттока земледельческого населения из исторического центра России при усилении его эксплуатации. Данное обстоятельство вынуждало государство и эксплуататорские слои общества усиливать контроль за личностью земледельца (чтобы не лишиться источников дохода). Чем больше в ходе исторического развития возрастали потребности государства и общества в прибавочном продукте, тем более жёстким становился этот контроль, который привёл в XVII в. к закрепощению значительной части русского крестьянства.
Одновременно из-за слабой заселённости страны русские в процессе колонизации не имели нужды отвоёвывать себе «место под солнцем» в борьбе с другими народами Центральной России (финно-уграми) и Сибири: земли хватало на всех.
Из труда С.М. Соловьёва «История России с древнейших времён»
«Племена славянские раскинулись на огромных пространствах по берегам больших рек; при движении с юга на север они должны были встретиться с племенами финскими, но о враждебных столкновениях между ними не сохранилось преданий; легко можно предположить, что племена не очень ссорились за землю, которой было так много, по которой можно было так просторно расселиться без обиды друг другу».
Думается, именно это обстоятельство определило такие черты русского народа, как национальная терпимость, отсутствие национализма, «всемирная отзывчивость» (Ф.М. Достоевский).
Крайне осложнил историческое бытие жителей России такой фактор, как естественная открытость её границ для иноземных нашествий с Запада и Востока. Данное обстоятельство, естественно, использовали соседние народы и государства: Польша, Швеция, Германия и даже Франция (при Наполеоне I), с одной стороны, и кочевники Великой степи — с другой. Постоянная угроза военных вторжений и открытость пограничных рубежей требовали от русского и других народов России колоссальных усилий по обеспечению своей безопасности: значительных материальных затрат, а также людских ресурсов (и это при малочисленном и редком населении!). Вследствие этого роль государства должна была чрезвычайно возрасти.
Из работы С.М. Соловьёва «Публичные чтения о Петре Великом»
«Бедный разбросанный на огромных пространствах народ должен был постоянно с неимоверным трудом собирать свои силы, отдавать последнюю тяжело добытую копейку, чтобы избавиться от врагов, грозивших со всех сторон, чтобы сохранить главное благо, народную независимость; бедная средствами сельская, земледельческая страна должна была содержать большое войско...
Единственным средством удовлетворения этой главной потребности страны найдено прикрепление крестьян, чтобы они не уходили с земель бедных помещиков, не переманивались богатыми; чтоб служилый человек имел всегда работника на своей земле, всегда имел средство быть готовым к выступлению в поход... Прикрепление крестьян — это вопль отчаяния, испущенный государством, находящимся в безвыходном экономическом положении».
Ещё одним геополитическим фактором была продолжавшаяся веками оторванность от морей и морской торговли. Из-за этого приходилось продукты своего экспорта продавать задёшево посредникам, а продукты импорта покупать задорого у тех же посредников; и всё это вынуждены были делать жители и государство бедной земледельческой страны. Чтобы пробиться к морям, России пришлось столетиями вести напряжённые кровопролитные войны. Вследствие этого роль государства и армии в обществе возрастала ещё больше.
Но помимо неблагоприятных, были и благоприятные для исторического развития России геополитические факторы. Первый из них — специфика речной сети Восточно-Европейской равнины.
Из труда С.М. Соловьёва «История России с древнейших времён»
«Реки много содействовали единству народному и государственному, и при всём том особые речные системы определяли вначале особые системы областей, княжеств».
Из книги Р. Пайпса «Россия при старом режиме»
«Если бы не водные пути, до появления железной дороги в России можно было бы влачить лишь самое жалкое существование. Расстояния так велики, а стоимость починки дорог при резком перепаде температур столь высока, что путешествовать по суше имело смысл лишь зимой, когда снег даст достаточно гладкую поверхность для саней. Этим объясняется, почему россияне так зависели от водного транспорта. До второй половины XIX в. подавляющая часть товаров перевозилась на судах и на баржах».
Изначально именно речная сеть сплачивала страну и политически, и экономически.
Другим благоприятным для истории России геополитическим фактором является то, что через её территорию проходила значительная часть Великого шёлкового пути из Китая в Европу. Данное обстоятельство создавало объективную заинтересованность многих стран и народов в поддержании политической стабильности вдоль этой великой магистрали древности, т. е. в существовании евразийской империи: вначале такой империей стало государство Чингисхана, затем — Россия.
Влияние на русскую историю религиозного фактора
Если рассмотренные выше факторы сформировали тело России, темперамент, навыки и привычки русского народа, то религия — восточное христианство, православие — воспитала душу народа.
Как в своё время отмечал выдающийся русский мыслитель, один из основоположников славянофильства И.В. Киреевский, каждый христианский «народ, вследствие местных, племенных или исторических случайностей развивший в себе преимущественно одну какую-нибудь сторону умственной деятельности, естественно должен был и в духовной жизни своей и в писаниях своих богословов удерживать тот же свой особенный характер...». Соответственно в западном (католицизме) и восточном (православии) христианстве не могли не отразиться особенности римской и греческой цивилизаций.
По мнению Н.Я. Данилевского, эллинский культурноисторический тип «был типом культурным, и притом преимущественно художественно-культурным», римский же — политическим, развившим и осуществившим с успехом «одну лишь политическую сторону человеческой деятельности». А потому «сообразно основной черте психического строя греков, их религия получила исключительно эстетический характер, — религия римлян, также соответственно основным свойствам их мировоззрения и культуры, получила характер политический». Другая характерная черта римской цивилизации, тесно связанная с первой, — её рационализм (не случайно всесторонне разработанная система права — так называемое римское право — появилась именно в Риме, а не в Греции).
Из работы И.В. Киреевского «О характере просвещения Европы и о его отношении к просвещению России»
«Отличительный склад римского ума заключался в том именно, что в нём наружная рассудочность брала перевес над внутреннею сущностью вещей.
Для греков же была характерна склонность к отвлечённому мышлению о высоких материях и способность к тонкому логическому анализу».
Как же особенности римской и эллинской цивилизаций проявились в христианстве? В период утверждения христианства в качестве мировой религии, в IV—VI вв. н. э., напряжённые богословские споры с еретическими течениями вела в основном греческая церковь. Основная черта католической церкви — это «власть, господство, дисциплина». Во главе католической церкви стоит папа римский, считающийся наместником Христа — первым епископом. Папы имели власть не только духовную, но и светскую, что не раз приводило к борьбе пап с королями и императорами. Кульминацией подобной роли римского епископа явилось утверждение догмата о непогрешимости папы в делах веры.
В отличие от католической православная церковь не приписывает непогрешимости какому-либо одному человеку. Непогрешимой признаётся православная церковь в целом, выражающая своё учение посредством Вселенских соборов. По сравнению с католической православная церковь отличается большей свободой внутренней жизни. Так, решающий голос на Вселенских соборах принадлежал епископам, но совещательный имели и клирики, и простые миряне, особенно философы и богословы, принимавшие участие в соборных прениях и помогавшие епископам своими указаниями и возражениями. В отличие от католичества православие разрешает мирянам читать Библию. Если для католичества характерно внешнее единство, то для православия скорее единство внутреннее: соборность, понимаемая как причастность православных к общему Абсолюту. Православие не стремится к прямой светской власти, концентрируя своё внимание на душах людей.
Не вмешиваясь непосредственно в дела светской власти, православие тем не менее оказало определяющее влияние на русскую политическую традицию.
Из статьи И.Н. Ионова «Россия и современная цивилизация»
«Одним из центральных понятий государственной идеологии Византии было понятие таксиса, сущность которого заключалась... в сближении, соединении земного и небесного порядков. Соединяющей силой была власть императора, нормальное функционирование которой во многом снимало напряжение... Тем самым в православии власть «на-
стоящего», православного царя становилась гарантом возможности будущего «спасения» после смерти... Если в европейском городе в протестантской среде верования толкали человека к активной экономической деятельности (её успех помогал ему убедиться в своей «избранности», в грядущем индивидуальном «спасении»), то в русском городе перед человеком открывался не экономический, а политический путь «спасения», причём с сильной коллективной составляющей. Отсюда, с одной стороны, экономическая активность европейцев и создание ими гражданского общества как механизма утверждения своих интересов, как инструмента борьбы за экономический успех, а с другой — поиски «настоящего» царя в России... Постепенная секуляризация... воззрений привела к тому, что на Западе, особенно в США, высшим критерием оценки деятельности человека, если угодно, воплощением смысла жизни, стали оценки рынка, богатство, в то время как у нас сближение сущего и должного было реализовано в форме коллективного движения к лучшему будущему, в идеях социальной справедливости... Силой, соединяющей сущее и должное... в СССР по-прежнему оставалась харизматическая власть, государство».
Влияние на российскую историю фактора социальной организации
Под воздействием вышеуказанных факторов: природно- климатического, геополитического, религиозного — в России сложилась специфическая социальная организация.
Из труда П.Н. Милюкова «Очерки по истории русской культуры»
«...У нас государство имело огромное влияние на общественную организацию, тогда как на Западе общественная организация обусловила государственный строй».
Основные элементы российской социальной организации следующие: 1) первичная хозяйственно-социальная ячейка — корпорация (община, артель, товарищество, колхоз, кооператив, концерн и т. д.), а не частнособственническое образование, как на Западе; 2) государство не надстройка над гражданским обществом, как в западных странах, а становой хребет, порой даже демиург (творец) гражданского общества; 3) государственность либо обладает сакральным характером, либо неэффективна; 4) государство, общество, личность не разделены, не автономны, как на Западе, а взаимопрони- цаемы, целостны, соборны; 5) государственность опирается на корпорацию служилой знати (дворянство, номенклатура и Т. Д.).
Данная социальная организация отличалась чрезвычайной устойчивостью и, меняя свои формы, а не суть, воссоздавалась после каждого потрясения в российской истории, обеспечивая жизнеспособность общества, внутреннее единство его исторического бытия.
Проверяем себя
1. Назовите основные точки зрения на проблему особенностей исторического пути России.
2. Какие доводы приводит С.М. Соловьёв, определяя Россию как страну, принадлежащую к европейской цивилизации? Какими факторами он объясняет «задержку» её исторического развития?
3. В чём принципиальное отличие позиции Н.Я. Данилевского от позиции С.М. Соловьёва?
4. Какие общие критерии (законы) выделял Н.Я. Данилевский для определения того или иного «культурно-исторического типа» в развитии человечества?
5. Какие обстоятельства, по мнению П.Н. Милюкова, влияют на историческую судьбу каждого народа? В чём состоит компромисс- ность позиции П.Н. Милюкова?
6. Перечислите долговременные факторы, повлиявшие на особенности исторического развития России.
Думаем, обсуждаем
1. В чём специфика природно-климатических условий национального ядра России? Какое влияние оказал природно-климатический фактор на российскую историю и национальный характер русского народа? Проиллюстрируйте свои размышления соответствующими пословицами и поговорками.
2. В чём состоят особенности геополитического положения России? Как отразился геополитический фактор на политическом, экономическом и социальном развитии нашей страны?
3. Пользуясь дополнительным материалом, подготовьте сообщение «Раскол христианской церкви».
4. Противоречия между западным и восточным христианством можно свести к двум основным проблемам: а) отношение к государству; б) ценностные ориентации и их воздействие на личность человека. Сформулируйте позиции по этим проблемам католической и православной церквей. Подумайте, какое воздействие оказали эти проблемы на российскую историю и национальный характер её народов.
5. Чем, главным образом, отличается история России от истории остального мира? Какие обстоятельства способствовали специфике её исторического пути?
6. Что общего вы видите в истории России и стран Западной Европы и в чём состоит различие? Чем это можно объяснить?
Работаем с источниками, выполняем задания
1. Как вы понимаете смысл знаменитых строк стихотворения Ф.И. Тютчева? Какое содержание в него вкладывал, на ваш взгляд, поэт?
Умом Россию не понять,
Аршином общим не измерить.
У ней особенная стать —
В Россию можно только верить.
2. Русский философ и мыслитель И.А. Ильин в своей работе «О путях России» писал: «Из века в век наша забота была не о том, как лучше устроиться или как легче прожить; но лишь о том, чтобы вообще как- нибудь прожить, продержаться, выйти из очередной беды, одолеть очередную опасность...» Как вы понимаете смысл этой фразы? Что она означает?
3. В «Курсе русской истории» В.О. Ключевский отмечал: «История России есть история страны, которая колонизируется». Как вы это понимаете? К какому времени в истории России вы отнесли бы эту фразу?
4. Прокомментируйте слова И.В. Киреевского: «Но в том-то и заключается главное отличие православного мышления, что оно ищет не отдельные понятия устроить сообразно требованиям веры, но самый разум поднять выше своего обыкновенного уровня — стремится самый источник разумения, самый способ мышления возвысить до сочувственного согласия с верою».

Материалы для семинарских занятий к разделу I (Вопросы и задания к документам можно разработать самостоятельно под руководством учителя)
История в век глобализации
Весьма популярным направлением в глобальной истории является изучение контактов между цивилизациями. Истори- ки-глобалисты стремятся опровергнуть миф об их изолированном существовании вплоть до раннего нового времени. Европейская экспансия конца XV—XVI в. является главной вехой в формировании универсальной цивилизации, принято считать, что с нее, собственно, и начинается глобальная история человечества как таковая. Не отрицая значимости этого рубежа, современные исследователи доказывают, что нельзя недооценивать и предшествующий период. Они акцентируют внимание на торговых связях, войнах, миграциях, распространении религий, знаний и технологий, на средствах коммуникации, транспортной сети — словом, всех возможных видах взаимодействия между собой и с так называемым варварским миром.
Отвергая европоцентризм, некоторые историки-глоба- листы переоценивают роль различных эпох и регионов в мировом историческом процессе. История, взятая в широких географических и хронологических рамках, предстает в ином, непривычном виде. Лидерство Запада в такой перспективе оказывается весьма кратковременным историческим явлением. Вплоть до XVI в. Европа (за исключением Древней Греции и Древнего Рима) была самой неразвитой, отсталой частью Евразии. Большую часть истории (вспомним, что 99% ее составляет первобытность) главенствующее положение занимала Восточная Африка — прародина человечества, ибо именно там происходили важнейшие мутации рода Homo. Около 40 тыс. лет назад лидерство перешло к австралийским кроманьонцам, которые впервые стали изготовлять каменные топоры с полированным лезвием и средства передвижения по воде. Впоследствии другие регионы оказывались в ту или иную эпоху инициаторами различных нововведений, и в таком глобальном контексте значимость «европейского чуда» оказывается непривычно скромной.
В.М. Хачатурян
Альтернативы в истории и тайны истории
«История не терпит сослагательного наклонения». Это утверждение долгие годы было символом веры, основой мировоззрения советских ученых-обществоведов. Альтернативность исторического процесса практически никем не воспринималась в качестве реальной научной проблемы. Причина понятна. Подобная постановка вопроса требовала изрядного гражданского мужества, ибо автоматически вела к возникновению нежелательных с точки зрения официальных идеологов аллюзий. (Существовала ли альтернатива Октябрьской революции? Можно ли было обойтись без гражданской войны, коллективизации, Большого террора и т. п.?).
Историческая альтернатива предполагает необходимость выбора одной из двух (или нескольких) возможностей. Отвергнутые возможности не исчезают бесследно: они остаются в историческом предании и исторической памяти. Воскреснув под пером историка, побежденные альтернативы и упущенные возможности могут вновь заявить и своем существовании. Несос- тоявшаяся история, обретя своего историографа и найдя воплощение в его работах, становится историей несостоявшегося. Она позволяет глубже уяснить границы былых событий, четко очерчивая границы незнаемого и непознанного — того, что мы привыкли именовать словом «тайна».
В истории всегда будет существовать нечто непознаваемое, ускользающее от нашего категориального аппарата. Есть известная притягательность в том, чтобы сказать: «Я не знаю». Не следует путать невежество и некомпетентность с отчетливым пониманием того, что ты столкнулся с тайной. Тебе попала в руки шкатулка со множеством потайных ящичков, а ключей — нет. Ремесло историка потеряло бы свою неизъяснимую прелесть, если бы историку не приходилось время от времени разгадывать тайны.
С Л. Экштут
Судить или понимать?
Историк с давних пор слывет неким судьей подземного царства, обязанным восхвалять или клеймить позором погибших героев. Надо полагать, такая миссия отвечает прочно укоренившемуся предрассудку. Когда мы уже не в силах что-либо изменить, а общепринятые идеалы глубоко отличны от наших, эта привычка только мешает. Не глупо ли, возводя в абсолют относительные критерии индивидуума, партии или поколения, прилагать их к способу правления Суллы в Риме или Ришелье на Генеральных штатах? Нет ничего более изменчивого по своей природе, чем подобные приговоры, подверженные всем колебаниям коллективного сознания или личной прихоти. И история, слишком часто отдавая предпочтение наградному списку перед лабораторной тетрадью, приобрела облик самой неточной из всех наук — бездоказательные обвинения мгновенно сменяются бессмысленными реабилитациями. Господа робеспьеристы, антиробеспьеристы, мы просим пощады: скажите нам, бога ради, попросту, каким был Робеспьер?!
Короче, в наших трудах царит и все освящает одно слово: «понять». Слово, сказать по правде, чреватое трудностями, но также и надеждами. А главное — полное дружелюбия. Даже действуя, мы слишком часто осуждаем. Ведь так просто кричать: «На виселицу!». Мы всегда понимаем недостаточно. Всякий, кто отличается от нас — иностранец, политический противник, — почти неизбежно слывет дурным человеком. При условии, что история откажется от замашек карающего архангела, она сумеет нам помочь излечиться от этого изъяна. Ведь история — это обширный и разнообразный опыт человечества, встреча людей в веках. Неоценимы выгоды для жизни и для науки, если эта встреча будет братской.
М. Блок
 
 

Основные рефераты

Основные рефераты