§ 9. У истоков древнерусского крестьянства

§ 9. У истоков древнерусского крестьянства

Давайте вспомним
Какие факторы влияли на характер землевладения на Руси
Характер землевладения в X — начале XIII в.
Основной хозяйственной ячейкой древнерусского общества являлась территориальная община свободных крестьян (вервь, мир), основанная на коллективной форме собственности и принципах уравнительности. Каждая община владела определённой территорией. В общественном пользовании находились земля, луга, водоёмы, промысловые угодья. Пахотные земли и покосы делились между членами общины и отдавались им в личное пользование.
Земля на Руси тогда не имела особой ценности. Пустующих земель было очень много, а их освоение требовало огромных затрат. Свои представления о богатстве люди связывали преимущественно с драгоценностями и деньгами, а не с землёй. Показателем богатства являлось также владение рабами, лошадьми, другим скотом.
Земля долгое время не привлекала внимания князей и дружины. Источники отмечают существование лишь нескольких княжеских сёл, заводившихся с промысловыми целями.
Такие сёла с «ловищами и перевесищами» имела княгиня Ольга. Князь Владимир последние годы жизни провёл в любимом загородном селе Берестово.
В XI в. княжеское хозяйство постепенно расширяется и перестраивается. Об этом свидетельствуют статьи Правды Ярославичей. Увеличивался и штат княжеских слуг: помимо челяди и холопов, появляются разного рода управители — огнищане, тиуны и пр. Тем не менее, как и прежде, княжеское хозяйство оставалось преимущественно промысловым. Правда, значительное развитие получило скотоводство, прежде всего коневодство. Это связано с обострением внешнеполитической обстановки из-за наплыва к границам Руси сначала печенегов, а потом половцев. Именно военные нужды заставили князей заниматься разведением лошадей. Земледельческое производство не сделало таких заметных успехов, как животноводство. Появляется незначительная по размерам пашня, выполняющая прежде всего подсобную задачу. Расширение княжеской запашки сдерживалось не только малым объёмом внутреннего рынка и слабым развитием товарно-денежных отношений, но и сохранением архаичных отношений между князем и населением. Свои личные потребности князья по- прежнему удовлетворяли через систему поставок зерна, поступающего в княжеские закрома в качестве своеобразной платы за выполнение ими управленческих, судебных, военных и иных общественных обязанностей, хотя постепенно различного рода «приношения» теряли непосредственно потребительский характер, трансформируясь в некое подобие натуральных налогов.
В XI в. появляются и первые боярские вотчины. Вотчиной (или отчиной) называлось земельное владение и хозяйственный комплекс, принадлежащие владельцу на правах полной наследственной собственности. Однако верховная собственность на это владение принадлежала великому князю, который мог вотчину пожаловать, но мог и отнять её у владельца за преступления против власти и передать другому лицу.
Церковное землевладение в первые десятилетия после Крещения Руси практически отсутствовало. Церковные богатства формировались в основном за счёт выполнения определённых судебных функций, а также за счёт десятины — передачи церкви десятой части всех княжеских доходов. Появление первых церковных земель отмечено только в XI в.
Какими же путями создавалась крупная земельная собственность в Русском государстве X—XII вв.?
Княжеское землевладение возникало прежде всего путём освоения пустующих земель, чаще всего лесных массивов, которые затем раздавались в виде подарков боярам и монастырям. Однако даже на этом пути князья встречали определённые трудности. Ведь в Древней Руси публичная власть выступала в форме не только княжеской, но и вечевой. Вече нередко ставило препоны проникновению князя на неосвоенные земли.
Насильственный захват общинных земель нельзя рассматривать в качестве основного способа формирования княжеского и вотчинного землевладения. Если подобные действия и встречались, то они носили лишь эпизодический характер. Значительно чаще освоенные общинные земли покупались, что переводило их в ранг частновладельческих.
Интерес к земле у русских правителей по-настоящему пробудился лишь в конце XII — начале XIII в., когда половцы практически полностью расстроили торговлю Киева с Константинополем. Это весьма существенно отразилось на материальном обеспечении князей. Ведь именно они в X—XI вв. были самыми крупными экспортёрами сырья, набиравшегося в виде дани. Лишившись доходов от торговли, князья обратились к земледелию. В особенности это относится к правителям северных княжеств, не подвергавшихся вторжениям кочевников: здесь, говоря словами В.О. Ключевского, появился «князь-вотчинник, наследственный оседлый землевладелец, сменивший своего южного предка, князя-родича, подвижного очередного соправителя Русской земли».
Помимо внешнеполитических, большое значение имели и сугубо естественные причины. Княжеский род разрастался, а значит, стали мельчать и сами волости, которыми князья владели, что, в свою очередь, вело к уменьшению поступления средств от населения в княжескую казну.
Развитию княжеского хозяйства способствовало сохранение патриархального рабовладения. Летопись XII в. полна известиями о княжеских сёлах, населённых рабами. Некоторые из таких княжеских сёл были огромными хозяйственными заведениями. Так, на путивльском дворе Святослава Ольговича жило 700 рабов. Одним из главных княжеских богатств по-прежнему были большие табуны: под Новгородом-Северским неприятели в ходе боевых действий захватили у Ольговичей 3000 кобыл и 1000 коней. Княжеские сёла являлись собственностью тех, кто их устраивал, и они стали уже отличаться от волостей, которыми князья владели в качестве правителей, большей частью временно, до перехода в другую волость.
Создаётся, как и в других странах Европы, княжеский домен, т.е. комплекс населённых земель, принадлежащих непосредственно главе государства, главе династии.
По мере роста и укрепления частновладельческих земель они становятся объектом внимания законодательства.
Так, согласно Русской Правде, если у смерда не было сыновей, то его землю наследовал князь. Если у смерда оставались лишь дочери, они наследовали только часть земли, остальное переходило к князю. Если же дочь была замужем на момент смерти отца-смерда, то она не получала ничего.
Тем не менее крупное землевладение и хозяйство оставались в домонгольской Руси достаточно редким явлением. В основе социально-экономической жизни древнерусского общества лежала не частная земельная собственность, а землевладение свободных крестьян-общинников.
Структура земледельческого населения в X — начале XIII в.
Изменение в характере землевладения влекло за собой и усложнение общественной структуры. И хотя княжеских и боярских владений было ещё немного, но их возникновение знаменовало наступление новых порядков, основанных на зарождении земельной собственности и появлении зависимых людей, живущих и работающих на земле, принадлежащей уже не им, а господину.
Постепенно в сельской местности появлялись люди, которые по различным причинам (неурожай, засуха, военные разорения) теряли собственное хозяйство. Они за взятые у господина в долг деньги либо за помощь в поддержании своего пошатнувшегося хозяйства (ссуда семенами, предоставление тяглого или молочного скота) обязывались выполнять сельские работы на своего господина — обрабатывать землю, косить сено, собирать урожай, ухаживать за скотом, выполнять другие работы. Такие люди назывались рядовичи (они заключали с хозяином ряд — договор) или закупы (они брали у хозяина купу — долг). Они не могли уйти от господина ранее, чем выполнят условия договора или вернут долг.
Много статей Русской Правды посвящено рабам, фигурирующим под названием челядь или холопы. Среди историков нет единого мнения по поводу содержания данных терминов. Многие дореволюционные и советские историки не видели в них никакого различия, полагая, что в челяди и холопах на Руси X—XII вв. следует усматривать рабов. Часть историков склоняются к тому, что «челядь» — термин более раннего периода, который употреблялся наравне с новым названием «холоп». При этом некоторые из них полагают, что челядином на Руси традиционно именовали раба, а более поздним термином «холопы» — феодально-зависимое население. Известный историк В.В. Мавродин считал, что и челядин, и холоп являются рабами, но различного происхождения. Челядь — это пленники, захваченные во время войн. Со второй половины XI в. появляется новая разновидность рабства — холопство. Холоп, в отличие от челядина, это раб местного происхождения.
Особенности положения холопа объясняются, по-видимому, тем, что в холопы шёл зачастую свободный человек. Исчерпывающие данные об источниках холопства содержатся в Русской Правде. Это и самопродажа, и женитьба на рабе «без ряду», и «тиуньство без ряду». Холопом становился сбежавший или проворовавшийся закуп.
Если в X в. рабов в основном вывозили на византийские и восточные невольничьи рынки, то уже с XI—XII вв. труд челяди стал использоваться в княжеских и боярских вотчинах.
Предметом научных дискуссий остаётся содержание понятия смерд. Высказываются самые различные предположения — от общего, собирательного термина для обозначения феодально-зависимого населения Древней Руси до отождествления смердов со свободными крестьянами-общинниками. Часть историков считают, что смердами называли крестьян, несущих те или иные повинности в пользу князя, и противопоставляют им свободных земледельцев и ремесленников, объединявшихся в общины, — людей.
Как бы то ни было, несмотря на значительный рост различных категорий зависимого населения, подавляющая часть народа в домонгольской Руси продолжала сохранять личную свободу.
Проверяем себя
1. Какие формы земельной собственности существовали в Древнерусском государстве? Какая из них была ведущей?
2. Каковы особенности княжеского хозяйства в X—XI вв.? Какими обстоятельствами они обусловливались?
3. Какими путями создавалась крупная земельная собственность в Русском государстве X—XII вв.?
4. Какие обстоятельства способствовали пробуждению интереса к земле у русских правителей в конце XII—начале XIII в.?
5. Каковы были особенности социальной структуры Древнерусского государства?
Думаем, обсуждаем
1. Можно ли считать, что землевладение в Древнерусском государстве имело феодальный характер?    
2. Подумайте, чем положение закупа или рядовича отличалось от положения крепостного крестьянина.
3. Чем рабовладение в Древнерусском государстве отличалось от античного рабства?
4. Как вы думаете, какие факторы препятствовали росту крупной земельной собственности в Древнерусском государстве?
5. Какие обстоятельства замедляли процесс классообразования в Древнерусском государстве?
Работаем с источниками, выполняем задания
Прочитайте выдержки из источника и заполните таблицу «Социальные отношения в зеркале Русской Правды».
Социальный слой    Современная трактовка    Социальное положение
Из Русской Правды
I. Если человек убьёт человека, то мстит брат за (убийство) брата, сын за отца или двоюродный брат, или племянник со стороны сестры; если не будет никого, кто бы отомстил, положить 40 гривен за убитого; если (убитый) будет русин, гридин, купчина, ябедник, мечник или же изгой и Словении, то положить за него 40 гривен...
10. Если же человек пихнёт человека от себя или к себе, то (платить) 3 гривны, если выставит двух свидетелей; но если (побитый) будет варяг или колбяг, то (пусть сам) идёт к присяге.
II. Если же челядин скроется у варяга или у колбяга, а его в течение трёх дней не вернут (прежнему господину), то, опознав его на третий день, ему (т. е. прежнему господину) взять своего челядина, а (укрывателю платить) 3 гривны вознаграждения потерпевшему...
17. Если холоп ударит свободного человека и убежит в хоромы, а господин не захочет его выдать, то господину холопа забрать себе и заплатить за него 12 гривен; а после того, если где-либо найдёт холопа побитый им человек, пусть его убьёт...
19. Если убьют дворецкого, мстя за (нанесённую им) обиду, то убийце платить за него 80 гривен, а людям (платить) не нужно; а (за убийство) княжеского подъездного (платить) 80 гривен.
20. А если убьют дворецкого в разбое, а убийцу (люди) не будут искать, то виру платит вервь, в которой найден труп убитого.
21. Если убьют дворецкого (за кражею) в доме, или (за кражею) лошади, или за кражею коровы, то пусть убьют (его), как собаку. Такое же установление (действует) и при убийстве тиуна.
22. А за (убитого) княжеского тиуна (платить) 80 гривен.
23. А за (убийство) старшего конюшего при стаде (платить) 80 гривен, как постановил Изяслав, когда дорогобужцы убили его конюха.
24. А за убийство (княжеского) старосты, ведавшего сёлами или пашнями, (платить) 12 гривен.
25. А за (убийство) княжеского рядовича (платить) 5 гривен.
26. А за (убийство) смерда или за (убийство) холопа (платить) 5 гривен.
27. Если (убита) раба-кормилица или дядька-воспитатель, (то платить) 12 (гривен).
28. А за княжеского коня, если он с тавром, (платить) 3 гривны, а за смердьего — 2 гривны...
29. А если (кто-либо) уведёт чужого холопа или рабу, (то) он платит 12 гривен вознаграждения потерпевшему...
33. Если без княжеского распоряжения будут истязать смерда, (то платить) 3 гривны за обиду; а за (истязание) огнищанина, тиуна и мечника — 12 гривен.
 
 
 

Основные рефераты

Основные рефераты