Мы в контакте

Кто на сайте?

Сейчас на сайте находятся:
1 гость

Краткие новости

§ 16. Формирование мобилизационной политической системы

§ 16. Формирование мобилизационной политической системы

Давайте вспомним
Какие основные признаки характеризуют социализм как политическую и государственную систему
Какие формы общественного и государственного развития являются альтернативой революции
Попробуйте
Узнать у своих родственников, знакомых, какие события в вашем районе связаны с репрессиями 1937—1938 гг.
Обосновать возможность или невозможность существования одной социалистической страны в окружении капиталистических государств
От мировой революции к социализму в одной стране
Накануне революционных бурь 1917 г. лидеры большевиков были едины во мнении, что в материально-экономическом отношении Россия к социализму не готова. Считалось, что его победа в нашей стране возможна лишь в том случае, если переход к социализму начнется в главных странах развитого капитализма, которые затем окажут России помощь. В.И. Ленин и после революции не раз подчеркивал, что большевики начинали ее в расчете на мировую революцию. В 1917—1921 гг. не только в Советской России ожидалось, что внутренние кризисы военного времени, переживаемые всеми государствами Европы, перерастут в революции. Для подталкивания, «стимулирования» революционных процессов был создан Коминтерн. В качестве одной из форм помощи зарубежным пролетариям допускалась и «красная интервенция».
Спад в начале 20-х гг. XX в. во всем мире революционной волны поставил большевиков в трудное положение. Разоренной и слабой стране на помощь извне рассчитывать не приходилось. Лидерам нового государства предстояло ответить на главный вопрос: что делать? Пользовавшийся абсолютным авторитетом в партии В.И. Ленин с середины 1922 г. уже не мог принимать активного участия в решении насущных проблем. Л.Д. Троцкий и его сторонники, многие коммунисты с дореволюционным стажем по-прежнему были уверены, что без победы мировой революции социализм в России построить нельзя. Идея Троцкого о «перманентной революции» предполагала постоянное подавление буржуазных и мелкобуржуазных сил внутри страны и ведение войн против мировой буржуазии за рубежом. На это, по мнению сторонников подобного пути развития, должно уйти несколько десятилетий.
И.В. Сталин с конца 1924 г. отстаивал идею, которая выглядела как отказ от основополагающих принципов дореволюционного большевизма. Он утверждал, что социализм можно построить первоначально в одной стране, а именно в России.
При этом Сталин не собирался отказываться от перехода к социализму в масштабах всей планеты, полагая, однако, что базой такого перехода в будущем станет СССР. Подобный подход получил определенную поддержку среди членов большевистской партии, прежде всего ее молодой части, среди тех, кто вступил в партию в годы Гражданской войны и особенно после ее окончания. В результате сложных политических и аппаратных интриг, пропагандистских усилий генеральному секретарю ЦК к концу 20-х гг. XX в. удалось добиться того, что основная масса членов партии была готова следовать его призывам. Для большинства из них задачи внутреннего созидания оказались более понятными и привлекательными, чем лозунги некой мировой революции.
К переходу к строительству социализма первоначально в одной стране подталкивала и оценка международной обстановки. Она воспринималась как неустойчивая, чреватая угрозой нападения на СССР. «Советская республика, окруженная капиталистическими странами, — это такая недопустимая вещь для капитализма, что они ухватятся за всякую возможность возобновления войны», — писал В.И. Ленин еще в 1920 г. Уже тогда у населения Советской России формировалось внутреннее самоощущение того, что их страна является осажденной крепостью. В Англии и Франции не забывали о долгах России и национализированной иностранной собственности. С крайним раздражением относились правящие круги западных стран к деятельности Коминтерна, который стремился поддерживать забастовки рабочих Европы, стимулировать национально-освободительную борьбу в колониях европейских стран. В 1926—1927 гг. произошло резкое обострение, а затем и разрыв дипломатических отношений СССР с наиболее влиятельным западным государством — Великобританией. В СССР в массовом сознании возникло опасение новой войны. Во время «военной тревоги» 1927 г. люди бросились скупать соль, спички, сахар и т. п.
Восприятие международной обстановки как неустойчивой увязывалось и с оценкой итогов Первой мировой войны. По мнению советских лидеров, война не разрешила межимпериалистические противоречия, и грядущий новый кризис буржуазия попытается преодолеть за счет агрессии против Страны Советов. Столкновение СССР и Запада представлялось неизбежным. Из этого вытекали две практические задачи: поднять экономику и подготовить страну к будущим битвам.
Мобилизация общества для исторического прорыва
С середины 1920-х гг. в СССР последовательно проводился курс, нацеленный на быстрое развитие тяжелой промышленности. В период нэпа этот курс осуществлялся административно-экономическими методами: через госрегули- рование цен на промышленные и сельскохозяйственные изделия, налоговую политику и бюджетное финансирование. Но в 1927 г. такая политика зашла в тупик, возник острый и масштабный кризис хлебозаготовок: прежними методами государство не смогло получить нужное для обеспечения городов количество хлеба. Власть оказалась перед дилеммой. Надо было либо, ослабив налоговый нажим на крестьян, прекратить строительство промышленных предприятий, либо еще больше увеличить нажим на деревню (а налоги на крестьянское хозяйство уже и так к тому времени вышли за экономически допустимые пределы).
С экономической точки зрения первый путь был, несомненно, менее конфликтным. Однако в широком политическом контексте более привлекательным для власти оказывался второй путь. Ускоренное развитие промышленности обеспечивало создание материально-технической базы социализма, обретение экономической независимости страны, упрочение социально- политической базы государства (через увеличение численности рабочего класса). Этот курс призван был также создать условия для социалистического преобразования сельского хозяйства (что было невозможно без его технического перевооружения, а это должно было качественно повысить производительность труда в деревне), привести к ликвидации классов и полному уничтожению причин, порождающих классовые различия и эксплуатацию. Отказ от решения этих задач означал «капитуляцию перед мелкой буржуазией», что для многих коммунистов было неприемлемо.
Важное самостоятельное значение приобретал фактор дефицита исторического времени: все были уверены, что мирная передышка будет недолгой, и от того, насколько удачно СССР сможет ее использовать, зависит его будущее. Философию преобразований И.В. Сталин емко сформулировал следующим образом: «Мы отстали от передовых стран на 50—100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут». Подобная постановка вопроса нацеливала на чрезвычайную интенсивность трудовых усилий, выводя их далеко за пределы «нормальных» рамок. Сталинская формула включала и понятный всем патриотический мотив (если не
«пробежим», «нас сомнут»), что придавало дополнительное обоснование предстоящим усилиям.
Необходимость создания основ нового строя и подготовки к войне предопределила особый, мобилизационный тип развития (МТР) СССР в конце 20-х — 30-е гг. Он формируется тогда, когда обществу в сжатые сроки предстоит решить ряд неотложных, жизненно важных задач, притом что ресурсов на это нет или их недостаточно. Особенностями МТР были: 1) четкое определение общенациональных приоритетов; 2) целенаправленное плановое перераспределение имеющихся ресурсов для реализации поставленных задач; 3) мобилизация всех групп общества на осуществление этих задач. Такой тип развития предполагает формирование особой мобилизационной политической системы, которая обеспечивает экономический рывок в исторически сжатые сроки. Эта система основана на жесткой централизации управления, подчинении всех государственных структур и общественных организаций выполнению тех задач, которые ставятся верховной властью.
В числе главных был вопрос о мотивах трудовой деятельности, о том, как заставить людей работать в условиях нехватки средств и неразвитости производства товаров и услуг для массового потребления. При отсутствии возможности предоставления существенных экономических стимулов ставка делалась на энтузиазм, созидательный порыв прежде всего молодых строителей нового общества. Однако было понятно, что одного энтузиазма будет недостаточно и не обойдется без административного нажима, даже репрессии или угрозы ее применения. Имея в виду неизбежность применения насилия, И.В. Сталин публично замечал: «Люди, которые думают, что можно строить социализм в белых перчатках, жестоко ошибаются».
Централизация государственно-политического управления
К 1929 г. большинство в Политбюро ЦК ВКП(б) перешло к тем, кто разделял сталинский взгляд на пути дальнейшего развития. Набор задач, которые предстояло решать на этом пути, получил название «генеральной» (т. е. основной, главной) политической «линии» (или курса) партии. «Генеральная линия» считалась единственно верной, не подлежащей обсуждению, а все несовпадения с ней трактовались как «уклонения».
«Левый уклон», который связывали с именем Л.Д. Троцкого, и «правый уклон», который связывали с именами Н.И. Бухарина,
А.И. Рыкова и М.П. Томского, стали рассматриваться не только как заблуждения, но и как враждебная «генеральной линии» деятельность.
И.В. Сталин постепенно утвердился в качестве главного носителя верховной власти. С одной стороны, он выражал массовые настроения революционного нетерпения, которые были характерны для значительных слоев молодых партийцев. С другой стороны, используя авторитет В.И. Ленина, Сталин смог представить себя его верным соратником-учеником и единственным истинным политическим наследником. Это помогло ему в острейшей борьбе одержать победу над политическими оппонентами.
Одновременно с утверждением власти одного вождя идет утверждение единой идеологии, обязательной для всех граждан СССР системы взглядов на то, что происходило и происходит в стране и за ее пределами. Это привело к возникновению «учения марксизма-ленинизма» — набора теоретических и политических идей К. Маркса, Ф. Энгельса и В.И. Ленина в трактовке И.В. Сталина. Постепенно Сталина стали считать единственным продолжателем дела основоположников марксизма. Итогом данного процесса был выход в свет в 1938 г. отредактированного
лично вождем учебника «История ВКП(б). Краткий курс». Изучение его стало обязательным для всех советских людей.
Особую роль в жизни Советского государства играла коммунистическая партия. Считалось, что это связано с противоречием между масштабными задачами и крайне низким культурным уровнем основной массы населения. Относительно немногочисленная группа «сознательных» партийцев должна была обеспечить головокружительный по историческим меркам переход от отсталого русского капитализма к обществу справедливости и изобилия.
И.В. Сталин писал: «Партия — это командный состав и штаб пролетариата, руководящий всеми формами борьбы пролетариата во всех без исключения отраслях борьбы и объединяющий разнородные формы борьбы в одно целое». Всю управленческую систему государственных и общественных организаций полностью контролировал ЦК ВКП(б). В его аппарате действовало Управление кадров, которое не только назначало высших руководителей (формально предлагая «избрать» или «утвердить» кандидатуру), но и осуществляло повседневный контроль за номенклатурными работниками.
После провозглашения ЦК ВКП(б) лозунга «Лицом к производству» значительно увеличилось число хозяйственных вопросов, обсуждаемых на партийных съездах, пленумах ЦК, заседаниях, в республиканских, краевых и областных партийных организациях. Принимаемые на них решения становились обязательными для государственных, профсоюзных, комсомольских и прочих общественных организаций, поскольку, по словам Сталина, «кадры партии... являются также командным составом руководящих государственных органов». Сама партия рассматривалась практически как военная организация. В ней при сохранении коллегиальных органов все больше утверждался принцип единоначалия. На общесоюзном уровне право принятия окончательных партийных и государственных решений перешло к генеральному секретарю. В регионах и ведомствах решения принимали фактически назначаемые «сверху» люди: первые секретари ЦК компартий республик, крайкомов, обкомов партии, а также наркомы. Те, в свою очередь, делегировали полномочия «первым лицам» более низкого уровня: секретарям райкомов, директорам предприятий и т. д. В 1930—1932 гг. на всех крупных предприятиях страны были созданы партийные комитеты, цеховые ячейки и партийные группы в бригадах. Тем самым «партийная вертикаль» управления достраивалась до самых низовых звеньев.
Бурно росла численность партийных рядов. Если в 1927 г. в партии было 1 млн 236 тыс. членов и кандидатов, то в 1930 г. их стало 1 млн 971 тыс., а в 1934 г. — 2 млн 809 тыс. человек. Это рассматривалось как положительное явление, но требовало значительных усилий для укрепления единства партийных рядов. Одним из инструментов поддержания внутренней дисциплины, сплоченности были массовые «чистки» партии, которые проводились как широкие пропагандистские кампании с привлечением даже беспартийных.
Формирование планово-директивной экономики
В конце 1920-х — 1930-е гг. происходит формирование планово-директивной экономики. Еще в 1921 г. была создана Государственная плановая комиссия (Госплан), а с середины 1920-х гг. ставится задача организации планирования в общегосударственном масштабе. План рассматривался как инструмент качественного преобразования, изменения макроэкономических пропорций. Он был призван решить сложнейшую задачу: максимально эффективно использовать имеющиеся ресурсы в условиях их катастрофического дефицита.
Переход к политике индустриализации сопровождался реорганизацией системы управления промышленностью. Начало ей положило принятое 5 сентября 1930 г. постановление ЦК ВКП(б) «О мерах по упорядочению управления производством и установлению единоначалия». Документ значительно расширял права хозяйственных руководителей, в то же время возрастала их личная ответственность за выполнение заданий. В январе 1932 г. были созданы наркоматы тяжелой, лесной и легкой промышленности.
В дальнейшем число наркоматов росло, и к началу 40-х гг. в СССР был 21 «промышленный» наркомат.
В результате сложилась жесткая «вертикаль» управления экономикой. Стратегическое планирование осуществляли общесоюзные партийные и государственные структуры, высшие органы которых (пленумы ЦК и съезды партии, сессии ВЦИК и съезды Советов, Совнарком) принимали соответствующие решения (часто совместные). После этого план становился законом для управленцев всех уровней. План включал директивы (указания) по всем сферам народного хозяйства СССР. Директивы детально определяли конкретные задания по отраслям (количественные показатели), объем выделяемых ресурсов (материальных, финансовых) и сроки выполнения. Воплощать в жизнь директивы должны были наркоматы, в состав которых входили главные управления (главки). Главки осуществляли непосредственное руководство предприятиями — низовым хозяйственным звеном. Предприятию «сверху» «спускали» план, который всегда был напряженным.
Огромное влияние на характер экономики и методы управления ею оказала масштабная модернизация Рабоче- крестьянской Красной Армии и Рабоче-крестьянского Красного Флота. Эта модернизация оттягивала на себя значительные ресурсы, а темпы роста военных отраслей намного превосходили гражданские.
Грандиозные технико-экономические перемены в СССР были невозможны без решения важнейшей социальной задачи — столь же масштабного повышения уровня культуры всего населения. В стране, где к концу 1920-х гг. оставались многомиллионные массы неграмотных и малограмотных, был ничтожно тонок слой специалистов, интеллигенции, решение этой проблемы также требовало включения мобилизационных механизмов. К концу 1930-х гг. в этой области удалось добиться революционных перемен.
Советские лидеры с первых лет существования государства демонстрировали особое отношение к науке, которая была призвана решать практически задачи технико-экономического прорыва страны. До 1917 г. наука развивалась автономно от государства, преимущественно в университетах. Советская власть пошла по пути организации самостоятельных научно-ис- следовательских институтов. Здесь концентрировались ведущие специалисты, что создавало «мозговые центры» для интеллектуальных прорывов. Научная деятельность финансировалась в значительных размерах, престиж ученых был высок. Обобщающим показателем достижений советской науки стали успехи в авиации. Так, разработанные и созданные в 1930-е гг. самолеты позволили осуществить беспосадочные перелеты в США, прославившие Советский Союз.
Трудовая мобилизация населения
Формирование планово-директивного управления экономикой сопровождалось складыванием соответствовавшей ей системы стимулирования труда. Крайняя ограниченность ресурсов, которые должны были идти на зарплату, строительство жилья, производство одежды, обуви, мебели, бытовой утвари, сферу обслуживания, обусловила особенности этой системы. Государство административно регулировало уровень доходов и потребления, который зависел от степени ответственности и сферы занятости работников.
Руководители высокого ранга имели высокий в сравнении с другими гражданами уровень потребления, при этом их в приказном порядке, не спрашивая, могли назначить на любую должность и перебросить в любую точку страны. «Ответственные работники» имели ненормированный рабочий день, несли строгую персональную ответственность. Невыполнение задания, подозрительное прошлое, сомнения в лояльности — все это могло быть и являлось поводом для репрессий против руководителей и членов их семей. От этого не был застрахован ни член Политбюро, ни нарком, ни директор предприятия.
Во вторую группу входили работники — инженеры, служащие, рабочие, труд которых оплачивался в соответствии с определенной государством тарифной сеткой. Зарплаты этой категории были невысоки: их хватало на удовлетворение лишь первоочередных потребностей в еде и одежде. В оплате труда присутствовала уравнительность: различия между работниками разной квалификации были не слишком велики. Ограничения в перемещении с одного места работы на другое были связаны с введением в 1938 г. трудовых книжек. С тех пор без трудовой книжки не принимали на работу, она хранилась на предприятии, ее могли не выдавать. Ограничения в выборе места жительства появились и в связи с введением в 1932 г. прописки по строго определенному адресу.
Третья категория работников — прежде всего колхозные крестьяне — за свой труд получали совсем незначительную плату. Экономические стимулы работы в колхозах были низкими, и как следствие — производительность труда тоже. Большинство крестьян существовало преимущественно благодаря наличию у них приусадебных участков. Но они предоставлялись лишь при условии работы на колхозных полях и фермах. Фактически колхозники были прикреплены к своим деревням: они не имели паспортов, без которых передвижение по стране было невозможным.
Четвертой категорией граждан, труд которых интенсивно использовался в решении задач индустриализации, были заключенные. В 1930 г. по решению СНК СССР было создано Главное управление лагерями (ГУЛАГ). Труд заключенных стал включаться в государственные планы, возник лагерный сектор экономики. В 1938 г. в лагерях находились 1 млн 851 тыс. заключенных. На 1 марта 1940 г. ГУЛАГ состоял из 53 лагерей, 425 исправительно- трудовых колоний, насчитывавших около 1 млн 600 тыс. заключенных. Использовался также труд многих сотен тысяч сосланных людей («спецпоселенцев»). «Спецпоселенцы» работали на всех важнейших стройках, причем большинство работало добросовестно и вопреки всему верило в великий смысл того, что они делают. В 30-е гг. многие важные отрасли экономики (лесозаготовка, добыча металлов, строительство), районы Севера и Дальнего Востока развивались благодаря использованию принудительного труда.
Однако система стимулирования труда в СССР в 30-х гг. не ограничивалась административным регулированием и принуждением. Успехи в развитии экономики были бы невозможны без искреннего энтузиазма рабочих, крестьян, интеллигенции. В основе их энтузиазма лежала вера в возможность революционного преобразования общества на основе принципов всеобщего равенства и справедливости, впервые реализуемого именно в нашей стране. Многие были уверены, что социализм будет построен очень быстро, после чего придет долгожданное изобилие для трудового народа. Готовность сознательно идти на жертвы, неудобства и тяготы давала возможность намечать такие темпы преобразований, которые в других условиях были нереальны. Эти настроения блестяще выразил В.В. Маяковский: «Темно свинцовоночие и дождик толст, как жгут. Сидят в грязи рабочие, сидят лучину жгут. Сливеют губы с холода, но зубы шепчут в ряд: «Через четыре года здесь будет город-сад!»
Энтузиазм народа целенаправленно поддерживался «сверху». В январе 1929 г. была опубликована написанная В.И. Лениным еще в 1917 г. статья «Как организовать соревнование». В ней говорилось, что именно Договор рабочих о социалистическом    сознательность и энтузиазм должны
соревновании. 1929 г.    быть главным стимулом к труду при
социализме. Уже в конце 1929 г. развернулось массовое движение за досрочное выполнение планов пятилетки. Поддержка «ударничества» в годы первой пятилетки, стахановского движения в период второй пятилетки выливалась в мощные пропагандистские кампании, которые были призваны вдохновлять широкие массы рабочих на самоотверженный труд. Ударников, стахановцев, передовиков производства окружали почетом и уважением, их имена гремели по всей стране, они получали немалые материальные блага. Для граждан, добившихся наиболее выдающихся результатов в деятельности на благо страны, в 1938 г. было учреждено звание «Герой социалистического труда».
Национальная политика в 1930-е гг.
Уже к концу 20-х гг. стало очевидно, что бурное развитие национальных культур народов СССР, рост их национального самосознания входят в противоречие с набиравшей силу тенденцией к усилению центральной власти в рамках формирования мобилизационной политической системы.
Для преодоления этого противоречия власти предприняли ряд мер в сфере национальной политики. Было отменено использование национальных языков во всех государственных учреждениях. В начальных и средних школах национальных республик стало обязательно изучение русского языка как второго родного. На волне индустриализации в города устремились миллионы вчерашних крестьян — носителей особого, бытового языка и культуры, многих традиций уходящего аграрного общества. В массе своей это были неграмотные люди. Их обучение элементарной грамоте во всех городах страны велось также на русском языке. Русский язык использовался и в Красной Армии, где в 1938 г. были упразднены национальные воинские формирования. Введение русского языка как государственного не воспрещало изучение и использование национальных языков. Однако сама жизнь делала необходимым общение между людьми на одном языке. Это диктовала также возросшая социальная мобильность населения.
По мере усиления центральной власти со своих постов были сняты многие местные лидеры, отстаивавшие курс на приоритет национальных интересов над общесоюзными. Немалое их число было репрессировано.
Построение социализма и ужесточение политического режима
В результате стремительного «наступления социализма по всему фронту» к середине 1930-х гг. в СССР произошли огромные экономические, социальные и политические изменения. Они были закреплены в принятой 5 декабря 1936 г. новой Конституции СССР. Основной закон провозглашал победу социализма в стране.
Политической основой государства провозглашались Советы депутатов трудящихся, но организация их работы менялась. Вместо всесоюзных, республиканских и областных съездов Советов создавалась система, включавшая районные, городские, республиканские Советы и Верховный Совет СССР. Конституция определяла политическую структуру СССР. В ее состав, помимо ВКП(б), входили «профессиональные союзы, кооперативные объединения, организации молодежи, спортивные и оборонные организации, культурные, технические и научные общества». Список носил исчерпывающий характер, иные организации возникнуть не могли. Конституция декларировала широкий круг прав граждан. Устанавливались всеобщие (до этого в СССР существовали категории населения, лишенные избирательных прав), прямые (вместо многоступенчатых), равные (вместо пропорциональных), тайные (вместо открытых) выборы в Советы всех уровней.
Выборы в новые органы власти проходили в 1937 и 1938    гг. в праздничной обстановке. Однако одновременно в стране происходили массовые репрессии. В основе ужесточения режима в середине 1930-х гг. лежало представление руководителей СССР о допустимости превентивной (упреждающей) репрессии. Превентивные репрессии рассматривались как средство подавления не только отдельных личностей, но и целых социальных групп, чьи интересы были чужды принципам существующей власти и которые могли оказать ей активное противодействие.
После революции можно выделить три этапа репрессивной политики.
На первом этапе, который охватывает период революции и Гражданской войны, репрессии были направлены против «классовых врагов»: буржуазии, землевладельцев, офицеров, части интеллигенции, духовенства, казачества. Эти репрессии приобрели форму «красного террора».
Второй виток репрессивной спирали приходится на конец 20-х — начало 30-х гг. В качестве объектов превентивной репрессии выступали те, кто открыто не принимал курс на форсированную индустриализацию или сомневался в его правильности. Для устрашения нелояльных была организована серия громких показательных судов против интеллигенции, старых «буржуазных» специалистов («Шахтинское дело», «дело Промпартии» и др.). Особенно массовыми были репрессии против крестьян, которые противились коллективизации и раскулачиванию. В целом в ходе кампании по раскулачиванию в отдаленные районы страны была выселена примерно 381 тыс. крестьянских семей.
Третий этап политики превентивных репрессий начинается в середине 1930-х гг. Теперь под каток «политической целесообразности» к прежним группам добавились и многие члены ВКП(б), особенно с дореволюционным стажем, несогласные с проводимым курсом, недовольные лично И.В. Сталиным и считавшие необходимым его отстранение от власти. Сталин воспользовался убийством в декабре 1934 г. первого секретаря Ленинградского обкома и горкома ВКП(б) С.М. Кирова как поводом для физического устранения той части «старой гвардии» большевиков, которую считал для себя опасной.
Обвиняемые во время процесса в Верховном суде СССР в Колонном зале Дома союзов по «делу Промпартии». 1930 г.
Результатом этого витка репрессий стала смена правящего слоя: из общественной жизни была удалена подавляющая часть старых большевиков. На их места выдвигались «молодые сталинцы», не сомневающиеся в правоте верховной власти и готовые выполнять все ее решения. Их взгляды и личный опыт оказывали определяющее влияние на политику СССР вплоть до середины 80-х гг. XX в. (Л.И. Брежнев, А.Н. Косыгин, М.А. Суслов, Д.Ф. Устинов, А.А. Громыко, Ю.В. Андропов и многие другие).
Пик массовых репрессий, который получил название Большого террора, пришелся на 1937—1938 гг. Начало ему положил приказ наркома внутренних дел СССР Н.И. Ежова от 31 июля 1937 г. Он был нацелен на уничтожение или изолирование в ГУЛАГе значительной массы людей, подвергавшихся преследованиям в недавнем прошлом, но получивших по Конституции 1936 г. все права. Среди таких категорий населения в приказе назывались бывшие кулаки, духовенство и сектанты, активные участники антисоветских вооруженных выступлений, члены антисоветских политических партий, белые, каратели, репатрианты и некоторые другие. Число репрессированных по этому приказу достигло почти 770 тыс. человек. Во многом размах этих мер был вызван опасениями Сталина и его окружения в том, что на первых в истории СССР всеобщих выборах победу на местах могут одержать противники его курса. Ряд наиболее видных деятелей большевистской партии были осуждены в эти годы на открытых судебных процессах. Однако большинство репрессированных тогда были осуждены специально созданными внесудебными органами («тройками» и т. д.).
Жертвами юридически необоснованных массовых репрессий были представители всех — и старых, и новых — социальных групп советского общества. Согласно современным данным, с 1930 по 1953 г. через исправительно-трудовые лагеря прошло 11,8 млн человек, через колонии — 6,5    млн, т. е. всего — 18,3 млн. Из них за «контрреволюционные» преступления были соловецкий камень в Москве - осуждены 3,7 млн человек (20,2%). Приго-    памятник репрессированным, вор к высшей мере наказания получили
786 098 подсудимых. С позиций общечеловеческой морали гибель и сломанные жизни людей не могут быть оправданы.
Роль и значение массовых репрессий тех лет рассматриваются и оцениваются по-разному. Соратник Сталина В.М. Молотов (председатель СНК в 1930—1941 гг.) утверждал: «Если учесть, что мы после революции рубили направо-налево, одержали победу, но остатки врагов разных направлений существовали, и перед лицом предстоящей фашистской агрессии они могли объединиться. Мы обязаны 37-му году тем, что у нас во время войны не было «пятой колонны». (Термин «пятая колонна» появился в годы Гражданской войны в Испании в 1936—1939 гг., так стали называть внутренних врагов существующей власти, готовых бороться с ней совместно с внешними противниками этой страны.) Маршал И.С. Конев придерживался противоположного мнения: «Не подлежит сомнению, что если бы тридцать седьмого — тридцать восьмого годов не было, и не только в армии, но и в партии, в стране, то мы к сорок первому году были бы несравненно сильней, чем были».
Подведем итоги
В 1930-е гг. советскому народу удалось совершить подлинный исторический подвиг. Был осуществлен мощный рывок в развитии, качественно преобразился социально-экономический и культурный облик страны, изменилось ее место в мире. Колоссальные результаты были достигнуты неимоверно драматичными усилиями, за них была заплачена высокая цена.
Решение грандиозных задач было обеспечено государственно-политической системой, которая носила мобилизационный характер. Построенная жестко централизованно, в духе военного времени, она сумела обеспечить концентрацию имеющихся ресурсов на главных направлениях. Сочетая принуждение и моральные стимулы, используя страх и энтузиазм, созданная «вертикаль управления» в целом решила те задачи, которые встали перед страной в конце 1920-х гг.
Проверяем себя        
1. Как изменялось отношение лидеров большевистской партии к идее мировой революции? С чем связаны эти изменения? Какое влияние идея мировой революции оказала на политику советского правительства?
2. Каково было внешнеполитическое положение советского государства в 1920-х гг.? Согласны ли вы с тем, что страна находилась во враждебном окружении? Свой ответ подтвердите фактами.
3. Охарактеризуйте экономические и политические условия, в которых проходило формирование мобилизационной системы. Какие задачи была призвана решить эта система?
4. Укажите связь между господствовавшей в СССР в 1920— 1930-е гг. идеологией и формированием в стране мобилизационной системы.
5. Было ли возможно в 1920-е гг. формирование в СССР немобилизационной системы? Свой ответ аргументируйте.
6. Какие точки зрения о влиянии репрессий на развитие страны вам известны? Какую из них вы считаете более убедительной? Свою точку зрения обоснуйте.
Думаем, обсуждаем
1. Составьте схему социального устройства советского общества в период конца 1920-х — начала 1930-х гг.
2. Найдите примеры, иллюстрирующие масштабную модернизацию Красной Армии и Красного Флота в 30-е гг. Как менялись тогда вооруженные силы государств, которые являлись потенциальными противниками СССР? Сделайте презентацию по результатам работы.
3. Напишите авторский текст «Биография-портрет С.М. Кирова».
4. На основании литературных источников и документальных материалов очевидцев событий ГУЛАГа напишите эссе о назначении этой системы. Дайте оценку законности наказаний в этот период. Обоснуйте критерии оценки.
5. Каковы последствия развития стахановского движения для экономики СССР? Сделайте сборник примеров достижений в промышленности и сельском хозяйстве СССР.
Работаем с источниками, выполняем задания
1. Вопрос о причинах установления режима личной власти И.В. Сталина и сегодня активно обсуждается в историографии. Выскажите свое мнение по этой проблеме.
2. Какие противоречия вы видите в приведенном документе, чем их можно объяснить? Как они характеризуют политический режим СССР в 1930-е гг.?
Из книги французского писателя А. Жида «Возвращение из СССР»
Три года назад я говорил о своей любви, о своем восхищении Советским Союзом. Там совершался беспрецедентный эксперимент, наполнявший наши сердца надеждой, оттуда мы ждали великого прогресса, там рождался порыв, способный увлечь все человечество... Но ошибся ли я с самого начала? Те, кто следил последний год за событиями в СССР, скажут, кто из нас переменился — я или СССР. Под СССР я имею в виду тех, кто им руководит.
Общаясь с рабочими на стройках, на заводах или в домах отдыха, в садах, в парках культуры, я порой испытывал истинную радость.
Я чувствовал, как по-братски относятся они ко мне, и из сердца уходила тревога, оно наполнялось радостью...
СССР — многомиллионная страна, и «прореживание» людского поголовья осуществляется без видимого ущерба. Оно тем более трагично, что незаметно. Лучшие исчезают, лучших убирают.
3. Чем вы объясните изменение позиции Г.Е. Зиновьева, к каким последствиям привели репрессии в стране?
Из письма Г.Е. Зиновьева И.В. Сталину. 16 декабря 1934 г.
Я не могу себе и представить, что могло бы вызвать подозрение против меня. Умоляю Вас поверить этому честному слову. Потрясен до глубины души.
Из закрытого письма ЦК ВКП(б) «О террористической деятельности Троцкистско-зиновьевского блока»
...Допрошенный в связи с раскрытыми террористическими группами Зиновьев на следствии 23—25 июля 1936 г. признал следующее:
«Я действительно являлся членом объединенного Троцкистско-зиновь- евского центра, организованного в 1932 г. Троцкистско-зиновьевский центр ставил главной своей задачей убийство руководителей ВКП(б), и в первую очередь убийство Сталина и Кирова».
4. На основании документа охарактеризуйте суть политического режима, исходя из методов и средств, которые использовались властью.
Из циркуляра ЦК ВКП(б) «О применении физического воздействия к арестованным в практике НКВД». 10 января 1939    г.
ЦК ВКП(б) стало известно, что секретари обкомов-крайкомов, проверяя работников НКВД, ставя им в вину применение физического воздействия к арестованным как нечто преступное. ЦК ВКП(б) разъясняет, что применение физического воздействия в практике НКВД было допущено, что физическое воздействие — как исключение, и притом в отношении лишь таких явных врагов народа, которые, используя гуманный метод допроса, нагло отказываются выдать заговорщиков, месяцами не дают показаний, стараются затормозить разоблачение оставшихся на воле заговорщиков, следовательно, продолжают борьбу с советской властью также и в тюрьме.
5. Считаете ли вы оправданными меры по централизации государственно-политического управления в 1930-е гг.? Каковы были цели подобных действий?

 
 
« Пред.   След. »

Основные рефераты

Основные рефераты