Мы в контакте

Кто на сайте?

Сейчас на сайте находятся:
3 гостей

Краткие новости

§ 8. «Оттепель»: духовная жизнь, наука и культура

§ 8. «Оттепель»: духовная жизнь, наука и культура

Давайте вспомним
Какие виды отдыха были самыми популярными в 1953—1964 гг.
Имена ученых, которые совершили самые значительные открытия в 1953—1964 гг.
 
Попробуйте
Назвать несколько картин, написанных советскими художниками в 1953—1964 гг.
Перечислить новые театры, возникшие на волне «оттепели», и сформулировать, чем они отличались от театров, существовавших прежде

Начало «оттепели»

Начавшийся после смерти И.В. Сталина период некоторого ослабления жесткого идеологического контроля над сферой культуры и перемен во внутренней и внешней политике вошел в отечественную историю под названием «оттепель». Понятие «оттепель» широко используется как метафора для описания характера изменений в духовном климате советского общества после марта 1953 г. В конце того же года в журнале «Новый мир» была опубликована статья критика В.М. Померанцева «Об искренности в литературе», в которой говорилось о необходимости поставить в центр внимания литературы человека, «поднять подлинную тематику жизни, ввести в романы конфликты, занимающие людей в быту». В 1954 г., словно в ответ на эти размышления, журнал напечатал повесть И.Г. Эренбурга «Оттепель», которая и дала название целому периоду в политической и культурной жизни СССР.
Доклад Хрущева на XX съезде КПСС произвел ошеломляющее впечатление на всю страну. Он обозначил рубеж в духовной жизни советского общества — до и после XX съезда. Осмысление и обсуждение прозвучавших в докладе оценок разделили людей на сторонников и противников критики Сталина, на «обновленцев» и «консерваторов», приверженцев сталинской политики.
После XX съезда прямое идеологическое давление на сферу культуры со стороны партийного руководства стало несколько ослабевать. Период «оттепели» охватил примерно 10 лет, но упомянутые процессы шли с разной степенью интенсивности и были отмечены многочисленными отступлениями от либерализации режима. Из печати почти исчезло упоминание имени Сталина, из общественных мест — его многочисленные изображения. Однако разоблачение культа личности поднимало проблему ответственности нового руководства страны, которое было прямым преемником прежнего режима, за гибель людей и злоупотребления властью. Вопрос о том, как жить с грузом ответственности за прошлое и как изменить жизнь, не допустить повторения трагедии массовых репрессий, огромных лишений и жесткого диктата над сферой духовной жизни, оказался в центре внимания думающей части общества. А.Т. Твардовский в опубликованной в СССР только в годы перестройки поэме «По праву памяти» от имени поколения поделился этими мучительными раздумьями:
Давно отцами стали дети,
Но за всеобщего отца Мы оказались все в ответе,
И длится суд десятилетий,
И не видать еще конца.

Новые темы и герои в литературе и кино

Литературная трибуна в СССР во многом заменяла свободную политическую полемику, и в условиях отсутствия свободы слова литературные произведения оказывались в центре острых общественных дискуссий. В годы «оттепели» в стране сформировалась большая и заинтересованная читательская аудитория, заявившая о своем праве на самостоятельные оценки и на выбор симпатий и антипатий. Широкий отклик вызвала
публикация на страницах журнала «Новый мир» романа В.Д. Дудинцева «Не хлебом единым» (1956) — книги с живым, а не ходульным героем, носителем передовых взглядов, борцом с консерватизмом и косностью. Большим событием стала публикация в 1962 г. на страницах этого же журнала повести «Один день Ивана Денисовича», где А.И. Солженицын на основании собственного лагерного опыта размышлял о жертвах сталинских репрессий.
Появление в открытой печати первого художественного произведения о лагерной жизни было политическим решением. Два последующих произведения Солженицына («Матренин двор» и «Случай на станции Кречетовка», 1963) закрепили за журналом «Новый мир», которым руководил Твардовский, репутацию центра притяжения сторонников демократических начинаний. В лагере критиков «оттепельной» литературы оказался (с 1961 г.) журнал «Октябрь», ставший рупором консервативных политических взглядов. Вокруг журналов «Знамя» и «Молодая гвардия» группировались сторонники обращения к национальным истокам и традиционным ценностям. Противостояние группировавшихся вокруг различных журналов деятелей культуры косвенно отражало и борьбу мнений в руководстве страны о путях ее дальнейшего развития, а споры вокруг проблем литературы, театра и кино были зеркалом царивших в обществе настроений.
«Оттепельная» проза и драматургия уделяли большое внимание внутреннему миру и частной жизни человека. На рубеже 50—60-х гг. на страницах «толстых» журналов, имевших многомиллионную читательскую аудиторию, начинают появляться произведения молодых писателей о молодых же современниках. Происходит четкое разделение на «деревенскую» (В.И. Белов, В.Г. Распутин, Ф.А. Абрамов, ранний В.М. Шукшин, В.П. Астафьев, С.П. Залыгин) и «городскую» (Ю.В. Трифонов, В.В. Липатов) прозу.
Другой важной темой искусства стали размышления о мироощущении человека на войне, о цене победы. Авторами таких произведений стали люди, прошедшие войну и переосмысливавшие этот опыт с позиций бывших в самой гуще событий (поэтому эту литературу часто называют «лейтенантской прозой»). О войне пишут Ю.В. Бондарев, К.Д. Воробьев, В.В. Быков, Б.Л. Васильев, Г.Я. Бакланов и др. К.М. Симонов создает трилогию «Живые и мертвые» (1959—1971). Лучшие фильмы первых лет «оттепели» также показывают «человеческое лицо» войны («Летят журавли» по пьесе B.C. Розова «Вечно живые», реж. М.К. Калатозов, «Баллада о солдате», реж. Г.Н. Чухрай).
 
Власть и деятели культуры

Однако внимание властей к литературно-художественно- му процессу как зеркалу общественных настроений не ослабевало. Цензура тщательно отыскивала и уничтожала проявления инакомыслия. В эти годы B.C. Гроссман, автор «Сталинградских очерков» и романа «За правое дело», работал над эпопеей «Жизнь и судьба» — о трагедии ввергнутого в войну народа. В 1960 г. рукопись этого произведения была изъята у автора органами госбезопасности; по сохранившимся в списках двум экземплярам роман был опубликован в СССР только в годы перестройки.
В конце 50-х гг. возник литературный самиздат. Так назывались ходившие в списках в виде машинописных, рукописных или фотокопий издания не прошедших цензуру произведений переводных иностранных и отечественных авторов. Через самиздат небольшая часть читающей публики получила возможность знакомиться с не принимавшимися к официальной публикации произведениями как известных, так и молодых авторов.
Другим источником знакомства с неподцензурным творчеством стал тамиздат. Так назывались печатавшиеся за границей произведения советских авторов, возвращавшиеся затем окольными путями на родину к своему читателю. Так произошло с романом Б.Л. Пастернака «Доктор Живаго», который распространялся в самиздатовских списках в узком кругу заинтересованных читателей. В СССР роман готовили к публикации в «Новом мире», но книгу запретили как «проникнутую духом
неприятия социалистической революции». Роман был передан за границу итальянскому издателю Фельтринелли и в ноябре 1957 г. вышел в итальянском переводе, в следующем году был опубликован в зарубежных издательствах на русском и других европейских языках. В центре романа, который Пастернак считал делом жизни, — судьбы интеллигенции в вихре событий революций и Гражданской войны.
После присуждения Б.Л. Пастернаку в 1958 г. Нобелевской премии по литературе «за выдающиеся заслуги в современной лирической поэзии и на традиционном поприще великой русской прозы» в СССР развернулась кампания травли писателя. В органы власти и прессу хлынул поток писем негодующих «читателей», не читавших роман (поскольку книга была недоступна широкой аудитории), с осуждением писателя и с призывами лишить его советского гражданства. Пастернак был исключен из Союза писателей СССР.
Писатель категорически отверг требования властей покинуть страну, но был вынужден отказаться от премии. Организованный консервативными силами в высшем партийном руководстве разгром романа должен был четко указать границы «дозволенного» творчества. «Доктор Живаго» получил мировую известность, а «дело Пастернака» и новое ужесточение цензуры стали свидетельством хрупкости и обратимости наметившихся, как казалось после XX съезда, перемен в отношениях власти и творческой интеллигенции.
В эти годы вошло в практику проведение встреч руководителей партии и государства с представителями интеллигенции. По существу, в государственной политике управления культурой мало что изменилось, и Н.С. Хрущев на одной из таких встреч не преминул отметить, что в вопросах искусства он «сталинист». «Нравственное обеспечение строительства коммунизма» рассматривалось как главная задача художественного творчества. Определился круг приближенных к власти писателей и художников, они занимали руководящие посты в творческих союзах. Использовались и средства прямого давления на деятелей культуры. Во время посещения юбилейной выставки Московской организации Союза художников в декабре 1962 г. Хрущев обрушился с грубыми нападками на молодых живописцев студии Э.М. Белютина, работавших вне «понятных» реалистических канонов. После Карибского кризиса высшее партийное руководство сочло необходимым еще раз подчеркнуть невозможность мирного сосуществования социалистической и буржуазной идеологии. В печати была развернута кампания критики «идейно чуждых влияний» и «индивидуалистического произвола ».
Особенное значение этим мерам придавалось еще и потому, что в Советский Союз с Запада проникали новые художественные веяния, а вместе с ними — противоположные официальной идеологии идеи, в том числе политические. Власти необходимо было взять этот процесс под свой контроль. В 1955 г. вышел первый номер журнала «Иностранная литература», печатавшего произведения «прогрессивных» зарубежных авторов.
В 1956 г. в Москве и Ленинграде состоялась выставка картин П. Пикассо — впервые в СССР были показаны полотна одного из самых известных художников XX в. В 1957 г. в Москве прошел .VI Всемирный фестиваль молодежи и студентов. Состоялось первое знакомство советской молодежи с молодежной культурой Запада, с зарубежной модой. В 1958 г. в Москве прошел первый Международный конкурс им. П.И. Чайковского. Победа молодого американского пианиста X. Вана
Клиберна стала одним из знаковых событий « оттепели ».
«Визитной карточкой» советского искусства за рубежом стал балет. Первые зарубежные гастроли коллективов Большого и Кировского (ныне Мариинского) театров стали событиями в мировой музыкальной жизни. В спектаклях классического репертуара и постановках современных композиторов («Спартак» А.И. Хачатуряна, «Кармен-сюита» Р.К. Щедрина, «Легенда о любви» А.Д. Меликова) в эти и последующие годы блистали М.М. Плисецкая, Е.С. Максимова и В.В. Васильев, И.А. Колпакова, Н.И. Бессмертнова и др. Балетное искусна улицах Москвы в дни    ство переживало настоящий взлет и пользовалось всемерной государственной поддержкой.
 
Шестидесятники

Большинство социально активных представителей творческой молодежи были далеки от открытой оппозиции существующей власти. Широко распространенной оставалась убежденность в том, что логика исторического развития Советского Союза требует безусловного отказа от сталинских методов политического руководства и «возврата к идеалам революции», к последовательному воплощению в жизнь принципов социализма (хотя, конечно, в среде сторонников таких взглядов не было единодушия, и многие считали Сталина прямым политическим наследником Ленина). Разделявших такие настроения представителей нового поколения принято называть шестидесятниками. Термин впервые появился в заглавии опубликованной в журнале «Юность» в декабре 1960 г. статьи С.Б. Рассадина о молодых писателях, их героях и читателях. Шестидесятников объединяло обостренное чувство ответственности за судьбу страны, активная гражданская позиция. Эти настроения нашли отражение в живописи так называемого сурового стиля — в произведениях молодых художников (В.Е. Попков, Н.И. Андронов, Т.Т. Салахов и др.) о трудовых буднях современников, в театральных постановках молодых коллективов «Современника» и «Таганки», в лучших кинофильмах о жизни молодого поколения («Я шагаю по Москве», реж. Г.Н. Данелия, 1963, «Мне двадцать лет», реж. М.М. Хуциев, 1965) и особенно в поэзии.
Вступавшее во взрослую жизнь первое послевоенное поколение считало себя поколением первооткрывателей, покорителей неведомых высот. Поэзия мажорного звучания и ярких метафор оказалась «соавтором эпохи», а сами молодые поэты (Е.А. Евтушенко, А.А. Вознесенский, Р.И. Рождественский, Б.А. Ахмадулина) были ровесниками своих первых читателей. Они энергично, напористо обращались к современникам и современным темам. Вечера поэзии в Политехническом музее в Москве собирали полные залы, а на поэтические чтения на стадионе в Лужниках в 1962 г. пришло 14 тыс. человек.
 
«Физики» и «лирики»

Живейший интерес молодежной аудитории к поэтическому слову определил духовную атмосферу рубежа 50—60-х гг. Наступил период расцвета «поющейся поэзии» — авторского песенного творчества. Аудиторией Б.Ш. Окуджавы, Н.Н. Матвеевой, Ю.И. Визбора, Ю.Ч. Кима, А.А. Галича были молодые «физики» и «лирики», яростно спорившие о волновавших всех проблемах научно-технического прогресса и гуманистических ценностях. Красноречивым символом эпохи стала дорога. Ехали на целину, на стройки семилетки, в экспедиции и геологоразведочные партии. Труд тех, кто открывает неизведанное, покоряет высоты — целинников, геологов, летчиков, космонавтов, строителей, — воспринимался как подвиг, которому есть место
Ехали и просто путешествовать, отправлялись в дальние и ближние походы, предпочитая труднодоступные места — тайгу, тундру или горы. Дорога воспринималась как пространство свободы духа, свободы общения, свободы выбора, не скованного, перефразируя популярную песню тех лет, житейскими заботами и повседневной суетой.
Не случайно одним из самых популярных литературных жанров в этот период стала научная фантастика. Профессия ученого была овеяна романтикой героических свершений на благо страны и человечества. Самоотверженное служение науке, талант и молодость отвечали духу времени, образ которого запечатлен в фильме о молодых ученых-физи- ках «Девять дней одного года» (реж. М.И. Ромм, 1961). Примером жизненного горения стали герои романа Д.А. Гранина «Иду на грозу» (1962) о молодых физиках, занятых исследованиями атмосферного электричества. Была «реабилитирована» кибернетика. Ряд советс
ких ученых (Л.Д. Ландау, П.А. Черенков, И.М. Франк и И.Е. Тамм, Н.Г. Басов и А.М. Прохоров) получили Нобелевские премии по физике, что свидетельствовало о признании вклада советской науки в мировую на самых передовых рубежах исследований.
Быстро росли новые научные центры — новосибирский Академгородок, подмосковные Дубна (Объединенный институт ядерных исследований), Протвино, Обнинск и Троицк (физика) и др. В наукоградах жили и работали тысячи молодых специалистов, здесь кипела научная и общественная жизнь.
Годы «оттепели» отмечены выдающимися достижениями отечественной науки и конструкторской мысли. В споре «физиков» и «лириков» победа все же, как казалось, оставалась за теми, кто представлял научно-технический прогресс.
Однако прорывы в знаковых направлениях освоения космоса и атомной энергии сопровождались отставанием в ряде других ключевых сфер, определявших научно-технический прогресс (например, в области вычислительной техники). Всплески творческой свободы, характерные для духовной атмосферы эпохи, нередко гасились бесцеремонным вмешательством власти в творческий процесс.
 
Новый виток борьбы с религией
Реальную опасность для перспектив «коммунистического строительства» власть усматривала и в том, что, несмотря на провозглашенную цель «воспитания нового человека», в СССР не удавалось искоренить религиозное самосознание. Годы «оттепели» были ознаменованы новым оживлением антирелигиозной пропаганды и жестким административным давлением на Русскую православную церковь. Закрывались храмы (их число сократилось к 1965 г. до 7,5 тыс., т.е. вдвое по сравнению с предыдущим десятилетием) и монастыри (всего в СССР к 1965 г. их осталось 16), ликвидировались приходы. На желавших получить религиозное образование молодых людей оказывался грубый нажим, церкви запретили заниматься какой бы то ни было благотворительной деятельностью, священники были обязаны вести учет крещений и венчаний. Сведения о посещении храмов и участии в церковных обрядах могли серьезно повредить продвижению по службе и закрыть дорогу ко многим сферам деятельности.
Целенаправленному преследованию подверглись небольшие по численности, но активные протестантские общины (в частности, баптисты).
Открытое давление оказывалось на другие конфессии. Государство активизировало противодействие исламу, особенно в районах компактного проживания мусульман — в республиках Поволжья, на Кавказе и в Средней Азии, где исламские традиции и обычаи оставались неотъемлемой особенностью повседневной жизни значительной части населения. Число мечетей было сокращено, поэтому многие религиозные объединения мусульман действовали неофициально. Исламское образование на территории СССР официально можно было получить только в медресе в Бухаре, здесь готовили кадры священнослужителей.
Чтобы открыто исповедовать в Советском Союзе религиозные взгляды, требовалось немало мужества. Для многих религиозный опыт стал альтернативой официальной идеологии. На период «оттепели» пришлась новая волна интереса к историческому и духовному наследию. В эти годы были открыты неизвестные памятники иконописи, древнерусской скульптуры и фресковой живописи, опубликованы научные труды с их описанием. В 1960 г. к 600-летию Андрея Рублева в Москве в Андрониковом монастыре открылся для посетителей музей его имени, впервые за долгие годы у людей появилась возможность увидеть шедевры древнерусской иконописи.
На рубеже 50—60-х гг. развернулась широкомасштабная идеологическая кампания по пропаганде преимуществ советского строя и превосходства советского образа жизни. Однако развитие социальной сферы катастрофически отставало от потребностей людей. СССР вырвался вперед в освоении космоса, но оставался далеко позади Запада по уровню и качеству жизни. Этот разрыв необходимо было срочно ликвидировать или по крайней мере поддержать в обществе уверенность в том, что оно идет по правильному пути и скоро догонит Запад по основным социальным показателям.
 
«Бытовая революция»

Настоятельной потребностью являлось решение жилищной проблемы. После XX съезда КПСС Хрущев начал настоящую «жилищную революцию». За период 1956—1964 гг. городской жилищный фонд увеличился на 80%, в результате новоселье справили около 54 млн человек (1/4 населения СССР).
Массовое строительство жилья велось за счет использования стандартных проектов и дешевого строительного материала — «без архитектурных излишеств». Бесплатные квартиры получали от государства в порядке живой очереди, а в списки очередников заносились семьи, в которых на одного человека приходилось менее 4,5 м2 жилой площади.
Повсюду возводились микрорайоны «хрущевок», построенные по образцу «первой ласточки» типового жилищного строительства — московских Черемушек.
Это жилье было тесным, комнаты — обычно смежными, ванная и туалет — совмещенными, средний размер кухни составлял 5—6 м2. Для того чтобы обставить такие малогабаритные квартиры, требовались новые дизайнерские решения. Появились первые отечественные образцы встроенной мебели массового производства, складные диваны стали вытеснять кровати, серванты — буфеты, стенки — шкафы. Непременные атрибуты модного интерьера 1960-х гг. — журнальный столик на тонких ножках, подвесные книжные полки и пластмассовая люстра-тарелка под потолком высотой 2,5 м, телевизор и магнитофон или проигрыватель для пластинок и, конечно, гитара.
Политика государства в жилищной сфере не ограничивалась возведением дешевых домов-пятиэтажек. Развернулось строительство объектов соцкультбыта — школ, детских садов, поликлиник, центров бытовых услуг. Но в условиях быстрого роста городского населения и хронического недофинансирования этой сферы на протяжении десятилетий таких учреждений катастрофически не хватало. В школах скорее
правилом, чем исключением оставались занятия в две смены. Не удовлетворяло молодежь и медленное развитие сферы свободного, неорганизованного досуга. Даже в столицах, не говоря о малых и средних городах, почти не было недорогих кафе, где можно было просто посидеть. В 60-е гг. появляются заведения такого рода с легкомысленными названиями «Минутка», «Улыбка», «Ветерок», многочисленные пельменные и чебуречные с аскетичным интерьером и таким же меню.
Через западную литературу, фильмы, страны социалистического лагеря, международные фестивали и выставки в Советский Союз проникали новые веяния моды и бытовой культуры. Во второй половине 1950-х гг. на улицах городов появляются стиляги — молодые люди, нарочито пытавшиеся подражать в одежде и поведении западной моде, представления о которой были в основном почерпнуты из новых зарубежных фильмов. Образ стиляги ассоциировался с преклонением перед всем иностранным и особенно перед популярным в США джазом.
В кафе-столовой дома культуры в Ленинграде. 50-е гг
Стиляги стали мишенью едких насмешек в сатирических публикациях, но уже к концу десятилетия эти нападки стали стихать.
Некоторая демократизация повседневной жизни постепенно меняла внешний облик советских людей, интерес к моде перестал считаться «недостойным советского человека» и предосудительным. Промышленность работала по утвержденным стандартам и не могла удовлетворить спрос на модные вещи, хотя был налажен выпуск тканей.
Одежду шили в ателье или дома по выкройкам из журналов. В моду стала входить косметика. Иной становится цветовая гамма повседневной городской жизни, появляются яркие вывески, цветастые ткани. Перемены в облике и быте горожан стали особенно заметными тогда, когда был налажен массовый выпуск изделий из синтетических материалов. Предметы из пластмассы — яркие игрушки, посуда, одежда из капрона и нейлона — стали неотъемлемой частью быта. К концу 1950-х гг. советские фабрики начали массовое производство нейлоновых рубашек, капроновых чулок и носков из синтетических материалов. Эти вещи стали наконец доступными рядовому покупателю, которому, правда, приходилось стоять за ними в многочасовых очередях.
 
Развитие образования

Новые потребности производства и необходимость внедрения современных технологий превращали задачу подготовки высококвалифицированных кадров для промышленности в приоритетную. По данным переписи населения 1959 г., высшее, среднее и неполное среднее образование имело 43% населения. Высшее образование рассматривалось как залог повышения жизненного уровня и профессиональной самореализации, его стремилось получить все большее число молодых людей. Привлекательность рабочих профессий стала падать, выпускники школ неохотно шли на производство.
Но вузы не могли принять всех желающих. Преимущество при поступлении в них получали те, кто имел стаж работы, хорошую партийно-производственную характеристику и (для юношей) отслужил в армии. В бурно развивавшейся системе вечернего и заочного обучения, дававшей возможность совмещать работу с учебой, занималось более 60% студентов. Приоритет отдавался подготовке по инженерно-техническим специальностям. Государство стремилось сделать рабочие специальности более привлекательными для тех, кто оканчивал школу, в том числе за счет увеличения оплаты труда. Для того чтобы «приблизить школу к производству», была начата реформа системы среднего образования. В декабре 1958 г. вместо полного 10-летнего и всеобщего обязательного 7-летнего образования было введено всеобщее обязательное 8-летнее. Для получения полного среднего образования можно было закончить профтехучилище (ПТУ) или техникум и получить рабочую специальность или учиться в вечерней (заочной) школе рабочей молодежи, совмещая работу и учебу. Однако качество обучения в этих учебных заведениях было, как правило, ниже, чем в средней школе. В обычных школах в старших классах вводилась обязательная производственная практика.
Все эти меры оказались малоэффективными. Слабая материально-техническая обеспеченность таких инициатив и случайный набор предлагаемых в школе профессий не позволяли получить необходимой современному производству подготовки. После смещения Н.С. Хрущева в 1964 г. страна вернулась к системе обязательного 8-летнего и полного 10-летнего образования.
 
Проверяем себя    
1. Почему период второй половины 50-х — начала 60-х гг. называют «оттепелью» в духовной жизни СССР?
2. Возможен ли был полный отказ КПСС от идеологического давления на общество? Почему?
3. Как отражалась тема сталинизма в литературе и искусстве в период «оттепели»?
4. Что такое самиздат и тамиздат? Почему они возникли?
5. Какие изменения по сравнению с предшествующим периодом произошли во времена «оттепели» в литературе?
6. Почему в начале 60-х гг. начался новый виток борьбы государства с религией?
7. В чем суть жилищной программы, осуществлявшейся Н.С. Хрущевым?
8. Кто такие стиляги? Как вы думаете, почему стиляги подвергались в СССР насмешкам и издевательствам?
9. Укажите, какие изменения произошли в системе образования в СССР в 50—60-х гг. Каковы были результаты этих изменений?
 
Думаем, обсуждаем
1. Соберите и оформите в виде реферата информацию об одном из направлений советского искусства или об одном из его деятелей 1953—1964 гг.
2. Составьте аннотацию к книге, описывающей культурные или научные события 1953—1964 гг.
3. Напишите учебно-исследовательскую работу, раскрывающую одну из проблем, рассмотренных в данном параграфе (не более 3 страниц).
4. Какие отрасли советской промышленности стали развиваться благодаря расширению строительства жилья? Обоснуйте ответ. Представьте информацию в виде диаграммы.
5. Составьте список запрещенных произведений искусств 1953—1964 гг. Проанализируйте причины запрета. Найдите общее.
6. Сделайте подборку копий фотографий из семейного архива, иллюстрирующих эту эпоху.
 
Работаем с источниками, выполняем задания
1. Используя документы и сведения по литературе, напишите ми- ни-сочинение о положении представителей творческой интеллигенции в данный период.
Из предсмертного письма А.А. Фадеева в ЦК КПСС.
13 мая 1956 г.
Созданный для большого творчества во имя коммунизма, с шестнадцати лет связанный с партией, с рабочими и крестьянами, наделенный Богом талантом незаурядным, я был полон самых высоких мыслей и чувств, какие только может породить жизнь народа, соединенная прекрасными идеалами коммунизма...
Нас после смерти Ленина низвели до положения мальчишек, уничтожали, идеологически пугали и называли это — «партийностью».
Из письма скульптора Э.И. Неизвестного Н.С. Хрущеву. 1962 г.
Дорогой Никита Сергеевич, я благодарен Вам за отеческую критику. Она помогла мне. Да, действительно пора кончать с чисто формальными поисками и перейти к работе над содержательными монументальными произведениями...
2. Изучив документ, попытайтесь сформулировать задачи, которые ставили власти перед деятелями культуры.
Из выступления Н.С. Хрущева на встрече с деятелями щ литературы и искусства. 1963 г.
Надо дать отпор любителям наклеивать ярлык «лакировщика» тем писателям и деятелям искусства, которые пишут о положительном в нашей жизни. А как же назвать тогда тех, кто выискивает в жизни только плохое, изображает все в черных красках? Видимо, их следует назвать «депгемазами».

 
 

Основные рефераты

Основные рефераты