Подготовка к ЕГЭ, ГДЗ, сочинения, эссе, рефераты arrow Педагогика arrow Психология и педагогика обучения дошкольников arrow Глава 9. Развитие воображения и обучение игре в младшем дошкольном возрасте

Глава 9. Развитие воображения и обучение игре в младшем дошкольном возрасте

Глава 9. Развитие воображения и обучение игре в младшем дошкольном возрасте

Для детей трех-четырех лет характерен такой уровень развития воображения, при котором пусковым моментом является предметная среда. Именно она дает реализоваться особой внутренней позиции, делающей воображение воображением. Малыши этого возраста всем видам игр предпочитают режиссерскую и (ближе к четырем годам) образно-ролевую игры. Режиссерская игра предполагает наличие у ребенка определенного уровня развития воображения и является в чем-то своеобразным итогом, показателем этого уровня. Образно-ролевую игру, наоборот, можно называть истоком воображения. В обучении воображению можно выделить несколько этапов.
Два с половиной — три года — первый этап, когда надо научить малышей 2,5—3 лет неоднозначно воспринимать окружающие их предметы. Сравним двух детей этого возраста. Оба заняты достаточно распространенным для их возраста делом — сидят на полу и стучат кубиком по стоящей рядом кровати. На вопрос «Что ты делаешь?» оба малыша отвечают: «Стучу». А вот вопрос «Чем стучишь?» сразу ставит детей по разные стороны барьера: один из них говорит то, что есть на самом деле («стучу кубиком»), другой—что стучит молотком. Если про- диагностировать этих детей, «измерить» уровень развития их воображения, посмотреть, как они играют, мы определим, почему на один и тот же вопрос они ответили по-разному. У первого, воображение еще не выделилось в самостоятельный процесс, он не умеет переносить функции с одного предмета на другой, обыгрывать и осмыслять совершаемые действия. Воображение второго ребенка развито гораздо лучше.
Это сравнение необходимо для того, чтобы понять, чему следует обучать ребенка на этом, самом первом этапе целенаправленного развития воображения. Если мы хотим помочь малышу увидеть предмет неоднозначно, расширить границы окружающего его мира с помощью мира сказки и волшебства, следует специально развести «оптическое» и «смысловое» поля. Как это можно сделать? Пока ребенок не научился воображать, следует убрать от него игрушки, имеющие свою, неподвластную малышу логику, то есть те с которыми можно действовать лишь однозначно (например, заводные, электронные). А взамен дать многофункциональные предметы, то есть предметы, которые могут быть в игре самыми разными вещами в зависимости от ситуации. Это разнообразные кубики (лучше, если на них ничего не нарисовано), коробочки, крупные пуговицы, небьющиеся пустые пузырьки, части конструкторов и т. п. Но предметы сами по себе не разовьют воображение малыша. Здесь нужна помощь взрослого. Можно предложить ребенку кубик и попросить его покатать «машинку». Или дать ему пузырек, который надо укачать и уложить спать. Если малыш легко справится с этими заданиями, можно немного усложнить их. Например, попросить один и тот же кубик и покатать, как машинку, и погладить им, как утюжком, и т. п. Если же ребенку трудно и такая просьба застанет его врасплох, задание следует выполнить взрослому или более старшему (развитому) ребенку. Для большего эффекта можно сопровождать действия с кубиком какими-нибудь специфическими звуками, например, катая «машинку», гудеть, а гладя «утюгом», шипеть.
Как правило, вначале ребенок просто наблюдает. Затем оказывается способен выполнить задание совместно с взрослым (более старшим ребенком).
Кроме такого типа заданий, особенно если ребенок испытывает при их выполнении какие-либо трудности, его следует «втянуть» во «взрослую деятельность» (это особенно важно, если ребенок испытывает трудности при выполнении первого вида заданий). К примеру, ребенок видит, как мама варит суп. Однако, как показывает анализ поведения и деятельности детей, они не вычленяют отдельных действий взрослого, а многие его операции им кажутся мистическими. В этом смысле ребенок младшего дошкольного возраста очень похож на дикаря, описанного Л. Брюлем. Дикарь, объясняя, как он построил лодку, ссылается на свои взаимоотношения с богом. При этом лодка, как правило, построена по всем законам кораблестроения.
Точно так же малыш, рассказывая о том, как мама варит суп, нередко ссылается на мамины волшебные способности, на ее песенки, которые она поет во время готовки и которые, по мнению ребенка, являются непременным атрибутом. Он оказывается не в состоянии не только вычленить логику приготовления супа, хотя многократно наблюдал за этим, но даже воспроизвести отдельные действия мамы. Именно поэтому ребенок оказывается не в состоянии «покатать» кубик или «погладить» с его помощью рубашку.
Соответственно, для целенаправленного обучения (развития) воображения важно не просто создать условия, где ребенок сможет наблюдать за действиями взрослого, но и сопровождать эту деятельность комментариями. К примеру: «Вода закипела, вот как бурлит вода — буль-буль. Сейчас пожарю лук, сковорода уже нагрелась, шипит от злости — ш-ш-ш» — и т. п. Наблюдения ребенка за действиями взрослого, эмоциональное участие в них, сочувствие и сопереживание помогут ему в выполнении игровых заданий.
Кроме того, надо конструировать условия, способствующие принятию ребенком активной позиции. Например, «поиграть» с ним в то, как мама варила суп. Здесь не будет ни реальной кастрюли, ни воды, ни моркови с луком. Здесь будут кубики разной формы, детали конструктора, крышечка от бутылки с газированной водой. А главное — в этой деятельности ребенок сможет активно «помогать» взрослому.
Итогом такого обучения будет то, что ребенок научится самостоятельно «убаюкивать» флакончик и «гладить» кубиком. После этого можно переходить к следующему, этапу. Однако это отнюдь не означает, что к таким заданиям и играм больше нет возврата. Если они не надоели ребенку и он с удовольствием в них играет, следует расширять круг предметов и заданий.
Три года—следующий возрастной этап. Способность ребенка к выполнению вышеописанных заданий обеспечивает еще одну важную детскую деятельность: рассматривание картинок. У детей в этом возрасте «прорезывается» тяга к знаниям, появляется интерес и любовь к книге. Дети этого возраста могут довольно долго заниматься «чтением» и рассматриванием картинок. На этой их любви и построены самые разные задания, направленные на формирование (обучение) воображения.
Есть у В. Аксенова замечательный рассказ — «Маленький Кит, лакировщик действительности». У героя рассказа неприятности: он не хочет звонить своему начальнику, мечется, ссорится с женой, и единственная его отрада — маленький сын, которого он зовет Китом. Герой «сбегает» от всех и идет с сыном гулять. И сжавшаяся в комок душа его начинает потихоньку распрямляться. Вернувшись с прогулки, он укладывает сына спать, а перед сном происходит традиционное высаживание на горшок. Сидя на горшке мальчик требует книгу, и отец дает первую, попавшуюся под руку. Это оказывается «Волк и семеро козлят». Мальчик открывает книгу, смотрит на картинки и начинает по ним сочинять сказку. «Вот мама коза. Она собирается на работу, а вот козлятки, они весело играют...» Следующей должна быть картинка с волком, и отец невольно сжимается. Он не хочет, чтобы улетучилось хорошее настроение сына, чтобы у него пропал тот покой, который он селит в душах других. Но вот Кит перевернул страницу и продолжил, как ни в чем не бывало: «А вот козликин папа. Он пришел с работы и играет с козлятами...» За такое восприятие мира автор и назвал мальчугана лакировщиком действительности.
Что лежит за этим лакированием действительности? Может быть, сознательный уход от страшного, плохого, неприятного? Нет. Для малышей трех-четырех лет это, как правило, связано с непониманием (или недостаточным пониманием) изображенного. Картинка, как и фотография, запечатлевает какое-то мгновение, ситуацию. Мы с вами потому и понимаем картинку, что умеем ее «оживлять», предполагая, что было перед этим моментом, что последует затем и т. д. Элементарная, с нашей точки зрения, задача часто непосильна для детей младшего дошкольного возраста.
Например, воспитатель читает детям книгу. Все слушают, затаив дыхание. Когда на следующей странице появляется рисунок: каждый хочет его поближе рассмотреть. Картинка очень нравится ребятам. Когда же воспитатель предлагает изобразить, что там нарисовано (на картинке девочка, которая бежит от стаи лебедей), девочка 4 лет встает перед зрителями, поднимает ногу и... замирает. Когда ее просят рассказать, что нарисовано, она охотно перечисляет: «Девочка, гуси-лебеди, яблоня». На вопрос «А что делает девочка?» девчушка снова поднимает ногу и замирает.
Такое непонимание рисунков связано опять-таки с уровнем развития воображения. Поэтому для детей трех-четырех лет очень полезны задания, в которых следует разгадать смысл картинки. Например, придумать по картинке простую сказку или историю. Начинать такую работу следует со знакомых ребенку книжек. Если малышу трудно сочинить историю, то ему нужно помочь, задать наводящие вопросы: кто это? Что он делает? Куда идет? Что несет? Можно вопросы сопровождать показом на картинке той или иной детали. Например: «Что у девочки в сумке?» (показать на бутылочку, которая видна из сумки) и т. п. Когда ребенок научится осознавать изображенное, понимать картинку, его следует попросить показать, что делает герой. Если у него это получится, то можно продолжить обучение, если нет, то снова помочь вопросами и рассказом о том, что изображено на картинке.
Можно поиграть с детьми в такую игру: подобрать изображения, на которых разные герои совершают одни и те же действия, и попросить найти похожие картинки. Например: мишка бежит, сидит, лежит, падает; собачка лает, бежит, спит; мышка сидит, умывается, бежит и т. п.
Помочь ребенку в понимании картинок можно и оживив изображение. К примеру, взрослый (или, по договоренности с ним, другой ребенок) делает то, что нарисовано на картинке бежит (можно даже на месте), прыгает и т. п.
Наблюдая такие «ожившие» картинки, ребенок научается сначала находить иллюстрации, на которых изображено то, что делает взрослый (другой ребенок), а затем адекватно воспринимать статическое изображение. Такого типа задания особенно важны для современных детей, «перекормленных» мультфильмами, при просмотре которых не требуется воображение, так как все движения и действия героев уже задуманы и сконструированы их создателями.
На втором этапе, как и на всех последующих, ребенок нуждается в том, чтобы его внимание привлекали к картинкам и рисункам. Если в книжке нет иллюстраций или ребенку сказку рассказывают, можно самостоятельно изобразить происходящее в истории, составив иллюстрацию из мелких предметов.
Три-четыре года — третий этап развития воображения. Он состоит в организации индивидуальных режиссерских игр.
Вообще режиссерскую игру трудно увидеть со стороны. Во- первых, она практически всегда индивидуальна. Во-вторых, ребенок очень старается сохранить ее для себя, и вмешательство взрослого часто ведет к тому, что игра прерывается. Наконец, играть в нее ребенок предпочитает в укромном месте, куда взрослый не всегда может заглянуть, чтобы вмешаться.
При организации (обучении) режиссерской игры необходимо соблюдать три условия. Первое из них — наличие у ребенка индивидуального пространства для игры. В современных детских садах, да и в семьях это далеко не всегда предусмотрено, а существующий в некоторых домах игровой уголок тоже не всегда удовлетворяет ребенка.
Ребенок, к примеру, испугавшийся грозы, залезает в шкаф, под стол, в уединенное место, сделанное из диванных подушек и т. п. Там он чувствует себя в безопасности. Несмотря на разный характер таких безопасных мест, у них есть общая черта—все они имеют четкие границы и соразмерны физическим размерам ребенка.
В большинстве дворовых игр, есть такое понятие, как «домики»: убегая от «колдуна», надо успеть оказаться в «домике» — и он тебя не поймает, чтобы «Сенька Попов» не осалил, опять надо быть в «домике». Что же такое «домик»? Как правило, это очерченные на земле круги, границы которых никому нельзя переходить. Даже такую игру, как «дочки-матери», как правило, начинают с приготовления комнаты или домика, снова четко очерчивая границу своих владений.
Эта тяга огородить свои владения, свое место психологически вполне понятна. Внутри этих границ человек—хозяин, властелин. Такое ощущение необходимо даже взрослому для расслабления, снятия стресса, эмоциональной разгрузки. Не зря многие нынешние садоводы и огородники начинают освоение участка с того, что ставят заборы. А что же ребенок? Ему в гораздо большей степени, чем взрослому, нужно иногда почувствовать себя всемогущим, большим и сильным, независимым от мелких и крупных неприятностей. Без этого он не может играть, не может фантазировать, не будет совершать волшебство.
Поэтому не случайно одно из любимых занятий детей — строить себе домики. Домик может уютно расположиться под столом, стулом или внутри пространства, огороженного теми или иными предметами. Детям там хорошо, это необходимо для их психического развития.
Создать индивидуальное пространство ребенку помогут и разные ширмы — как готовые, так и сделанные руками взрослых, — их дети с удовольствием используют в режиссерской игре. Эти ширмы могут быть в виде занавеса, в виде книжки- раскладушки и любые другие.
Как правило, дошкольники нетребовательны, и, если, например, разрешить им сделать границы «государства» на полу из кубиков или других предметов, это тоже будет место для разворачивания режиссерской игры. Индивидуальное пространство может образоваться и на простом листе бумаги, — лишь бы он резко отличался от поверхности, на которой лежит.
Педагог Г. Урадовских придумала для детей подвижный фланелеграф. Для него берут несколько кусков ткани, лучше разных по расцветке, сшивают их в целое полотно, прикрепляют его к палке, чтобы фон можно было при необходимости поменять. Такой фланелеграф вешается на стенку и не занимает много места. Ребенок выбирает (отматывает) нужный фон, например, если он хочет играть в море, то голубой, и при помощи лоскутков разной формы, ниточек, из которых тоже можно делать различные предметы, придумывает сюжет.
Одним из самых любимых пространств для индивидуальной игры детей являются картонные коробки из-под обуви. В них можно устраивать и кукольные комнаты, и волшебные замки, и просторные гаражи, и многое, многое другое. Эти коробки могут быть разной величины, их можно оклеить одноцветной или разноцветной бумагой, вырезать в них при необходимости отверстия разной формы.
Второе условие, необходимое для организации режиссерской игры, — наличие у ребенка мелкого игрового и неигрового материала. Ранее уже указывалось, что для обучения воображению, как и для режиссерской игры, необходимо умение соединять предметы по смыслу. Эти предметы должны быть у детей под рукой. Их главная особенность—многофункциональность. Для этого вполне подойдут те же кубики и коробочки, которые использовались на первом этапе. Кроме них, понадобятся и мелкие игрушки: машинки, куколки, разные зверюшки, кораблики, деревья и т. п. Этих предметов должно быть много, чтобы не ограничивать фантазию ребенка, а, наоборот, побуждать его к созданию новых сюжетов и новых смысловых связей.
Очень удачный материал для режиссерской игры — набор кубиков, придуманный психологом Е. Гаспаровой (рис. 1).
Рис. 1. Набор кубиков Е. Гаспаровой
Для игры предлагаются простые кубики и кубики с личиками. Устанавливая между ними различные связи и отношения, ребенок создает (конструирует) сюжет. Простые же кубики могут использоваться и в качестве строительного материала, и как основа для придумывания новой игрушки.
Третье и, наверное, самое важное условие организации режиссерской игры — позиция взрослого, умелое руководство режиссерской игрой. В отличие от других видов игр, которые легко включают в себя взрослого как равноправного участника, режиссерские игры отводят ему скорее роль зрителя. Однако зритель этот может не только аплодировать и восторгаться, но и просить пояснить те или иные действия. Это развивает ребенка, обогащает созданный им сюжет. Часто от взрослого зависит и возникновение самой игры. Задания «Придумай и покажи сказку», «Покажи, что ты видел на прогулке», «Изобрази мультфильм» и т. п. помогают детям найти интересное занятие, служат толчком к появлению игры.
Возникновение у ребенка самостоятельной режиссерской игры связано с его участием в разного рода совместных с взрослым делах. Вначале малышу отводится роль зрителя, затем он конструирует режиссерскую игру совместно с взрослым. Например, взрослый рассказывает историю, а ребенок в определенный момент включается и старается изобразить рассказываемое, придумывает конец интересной истории.
Научившись подыгрывать взрослому в совместных сочинениях, ребенок может уже самостоятельно играть в режиссерскую игру. Конечно, первое время взрослому следует немного помогать ребенку в формулировке задания. Например: «Покажи и расскажи, что вчера было в передаче „Спокойной ночи, малыши!“» Дошкольнику бывает трудно самому выбрать цель и следовать ей в своей деятельности, поэтому такие задания очень помогут на первых порах. Выполнение творческих заданий, совместное сочинение и показ историй приведут к тому, что ребенок в полной степени овладеет режиссерской игрой и воображение, выступавшее в качестве истока этой игры, приобретет новые, очень важные черты.
Для детей этого возраста характерна еще одна игра — образно-ролевая, тесно связанная с театрализацией и почти полностью основанная на личном опыте дошкольника. Так, если ребенок уже сталкивался с особенностями создания различных образов (ходил в театр, смотрел кукольные спектакли, участвовал в самодеятельных постановках, знаком со специальными играми), то он достаточно легко организует и участвует в образно-ролевой игре.
Поэтому крайне необходимо с самого раннего детства водить ребенка на спектакли, а еще лучше — делать его участником домашних постановок. В дореволюционной России была замечательная традиция: почти в каждом доме в среде интеллигенции любой праздник, любое событие в семье сопровождались спектаклем. Это сближало взрослых и детей, давало им возможность более полнокровно общаться, вводило ребенка в мир прекрасного, учило перевоплощению. И это сказывалось на развитии воображения и творчества. Сейчас, к сожалению, этот замечательный опыт почти утерян.
А теперь рассмотрим такой случай. В группе детского сада у очень «демократичного» воспитателя дети никак не хотели убирать за собой игрушки. Что делать? Можно было, конечно, заставить их, применить «репрессивные» меры, но тогда установившиеся доверительные отношения, конечно, исчезнут. Педагог выбрала другой путь. Она сказала детям, что ей надо срочно уйти, а заведующая пришлет кого-нибудь другого. Воспитатель дружелюбно попрощалась с ребятами и вышла. Через минуту, надев на голову первый попавшийся платок, она вернулась. Она буквально «влетела» в группу и заговорила скрипучим чужим голосом: «Здравствуйте, ребята. Я Баба-яга. Я очень люблю детей, которые не убирают игрушки. Они мои большие помощники. Ой, ой, ой! Зачем же вы убираете игрушки? Ой, ой, ой! Я сейчас исчезну! Ой, не убирайте, пожалуйста, и, кстати, не мойте руки перед едой...»
Но игрушки были быстро убраны, это оказалось несложно, руки помыты, а дети, вместе с вернувшимся педагогом, весело обедали и обсуждали произошедшее.
Аналогичную историю приводит Д. Эльконин в своей книге «Психология игры». Там дело было не в детском саду, а дома, и расшалившиеся девочки не хотели есть манную кашу. Но когда папа, надев халат жены, превратился в воспитателя, а дочки стали девочками в группе детского сада, то каша показалась им необыкновенно вкусной и быстро была съедена.
Дети очень любят наряжаться и крутиться перед зеркалом. Поэтому организовать игру образного плана совсем не трудно. Можно поиграть так: взрослый, надев необычный наряд или не переодеваясь, молча кого-нибудь изображает, а ребенок угадывает, кто перед ним. Затем роли меняются, и уже сам малыш с помощью костюма и мимики загадывает загадки взрослому, а тот отгадывает их.
Есть замечательная детская игра «Дедушка Мазай», в которую с удовольствием играют все дети («Где мы были, мы не скажем, а что делали, покажем»). Эта игра, особенно если в нее играют дети разных возрастов, а еще лучше и взрослые, также способствует развитию воображения.
Вот еще одна игра подобного плана. В группе детского сада все дети лежат на полу, приподнявшись на локтях и широко открыв рот. Между ними ходит воспитательница. Она подходит к одному из детей и нажимает воображаемую кнопку. Ребенок «оживает» и быстро ползет за воспитателем, издавая непонятные звуки. Сейчас он не мальчик, а крокодил, а игра называется «Море волнуется...»
Мы уже отмечали, что образно-ролевая игра тесно связана с театрализацией. Полученные в процессе этой игры навыки дети успешно применяют в более старшем возрасте: в КВНах, конкурсах, при исценировке песен и просто для показа, например, «зачерствевшего сыра». Эта способность детей, особенно если она используется взрослыми, позволит детские праздники сделать разнообразными и веселыми: они не будут заучены или вызубрены на многочисленных репетициях, а станут подлинным сюрпризом как для детей, так и для взрослых.

 
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

« Пред.   След. »

Основные рефераты

Основные рефераты